Сколько по времени делать развал схождение: Сколько по времени делают сход-развал?

Содержание

Сколько времени занимает сход-развал? | BlackTyres

Такой вопрос часто возникает у людей, у которых нет даже лишней минуты в запасе, и перспектива провести лишний час в шиномонтажной для них – чистое мучение. Давайте внесем ясность: сколько может длиться процедура сход-развала и от чего зависит ее продолжительность.

Что такое сход-развал?

Сход-развал (или иначе развал-схождение) – это регулировка угла наклона колес автомобиля. Каждое из них имеет свое определенное положение относительно кузова и дорожного покрытия, и оно может меняться со временем или из-за ударных нагрузок. Настойка положения состоит из трех показателей: схождения, развала и кастера.

  • Развал – это отклонение плоскости вращения колеса от вертикальной прямой. Оно может быть положительным, когда верхние грани колес располагаются дальше друг от друга, чем нижние; либо отрицательным, когда дальше, наоборот, нижние.
  • Схождение – это угол наклона между плоскостью вращения колеса и продольным сечением автомобиля. Он также бывает положительным, когда передние грани колес ближе друг к другу, или отрицательным, когда ближе задние.
  • Кастер – это наклон проекции оси вращения колеса и вертикалью. При положительным значении ось отклонена назад, что хорошо сказывается на управляемости и помогает рулю возвращаться назад после поворота. При отрицательном ось заваливается вперед, что делает руль слишком тяжелым для нормального управления.

Все три показателя регулируются в автосервисах на специальных стендах. Понять, что углы нарушены, можно по поведению автомобиля: с подвеской проблемы, если его постоянно уводит в сторону при движении прямо, колеса очень плохо подчиняются рулю, а шины очень быстро изнашиваются.

Даже если никаких неполадок не наблюдается, делать развал-схождение лучше через каждые 15-20 тыс. км пробега. Во время сезонной смены резины самое время заехать на регулировочный стенд.

Сколько времени проходит сход-развал?

Средняя продолжительность проведения развал-схождения – 40 минут. Общее время зависит не столько от оборудования, сколько от организации рабочего процесса, умений сотрудников и – самое важное – от состояния самой машины. Автомобиль с ржавыми соединениями, где настройка углов последний раз делалась еще производителем, может провести на регулировочном стенде до часа и дольше. Иной раз выясняется, что подвеска требует не настройки, а полноценного ремонта.

Сама процедура сход-развала состоит из нескольких частей:

  • Сначала автомобиль заезжает на регулировочный стенд, а специалист проверят давление в шинах и осматривает подвеску на предмет недостатков, которые могут повлиять на управляемость, но прямым образом не зависят от развал-схождения. Потом к колесам машины присоединяют «мишени», и автомобиль прокатывают немного вперед, чтобы получить данные об углах наклона колес. Длительность подготовительного этапа 15 минут.
  • По результатам проводится регулировка углов развал-схождения. Если требуется настройка только одной оси, а контргайки на рулевых тягах не сильно закисли и откручиваются без особенных усилий, общее время всей процедуры не превысит 30 минут.
  • В том случае, если нужно настраивать обе оси, то общее время сход-развала возрастет до 45 минут.
  • Если контргайки встали намертво, и чтобы их открутить приходится воспользоваться газовой горелкой и метровым воротком, сход-развал продлиться от 60 минут и дольше. Все может застопориться и в том случае, если у автомобиля сложное устройство подвески.

О том, чтобы процесс прошел быстрее, неплохо бы подумать заранее и следить за состоянием своей подвески. На исправном автомобиле регулировка углов наклона не должна оказаться дольше 30-40 минут. В ином случае придется запастись изрядным количеством терпения, так как процедура вполне может затянуться на полтора часа, или оказаться напрасной.

Пройти сход-развал теперь можно и в BlackTyres на современном 3D-стенде Hunter HawkEye Elite. Приезжайте по адресу ул. Ташкентская д. 28 с. 1. Запись по телефону – 8 (495) 021-21-52.

Ставь 👍, если понравился топ, и подписывайся на канал, чтобы не пропустить новые публикации. Дальше будет еще интереснее и полезнее. Удачи на дорогах!

☝ Развал схождения Одесса ★ цена от 350 грн.★ лучшая стоимость на регулировку развала схождения автомобиля в Одессе ✅СТО АВТОДОКТОР✅

Независимо от степени износа резины или элементов ходовой автомобиля, важно своевременно и правильно выполнять развал и схождение. Процедура подразумевает регулировку положения колес в нескольких плоскостях. В обязательном порядке геометрия устанавливается для передней оси. Она считается управляющей независимо от типа привода авто и постоянно подвергается нагрузкам, приводящим к нарушению заводских настроек.

Определить потребность в посещении специального стенда легко – достаточно обратить внимание на поведение автомобиля во время движения по прямой и на поворотах. Среди вспомогательных факторов:

  • износ протектора и плечевой части шины;
  • после резкого и сильного наезда на дорожные неровности;
  • при переходе от летней к зимней резине и обратно;
  • после установки неоригинальных элементов подвески или ходовой.

Регулировка развала и схождения задней оси выполняется реже, ведь влияние на управляемость не настолько существенно, как в случае с передними. Выполнение подобных процедур – задача для специалистов, в распоряжении которых есть стенд для проверки показателей подвески. В Одессе такие услуги предоставляет сервисный центр Автодоктор. Цена работ зависит от типа и технического состояния подвески.

Почему важно делать своевременно развал схождения

Износ резины – не единственная проблема, с которой можно столкнуться при нарушении геометрии установки колес. Правильно установленные параметры увеличивают пятно контакта покрышек с дорожным пятном. Если пренебречь этим, то владельцу автомобиля придется столкнуться с такими проблемами:

  • ухудшение маневренности, независимо от сезона повышающее риск ДТП;
  • увеличение расхода топлива на 10-15%;
  • ускорение износа стоек, рычагов, сайлент-блоков и других элементов подвески.

Работы считаются регламентными, поэтому авто на гарантии проверяются каждые 20-30 тыс. км. Также проверяется, а при необходимости – изменяется показатель, при проведении ремонта. Стоимость таких работ в Avtodoctor с учетом предварительной проверки находится на доступном уровне. Если выполнить регулировку развала схождения вовремя, то получится неплохо сэкономить на замене покрышек и элементов подвески.

Сколько по времени занимает регулировка развала схождения

Услуга выполняется в течение 20-30 минут для автомобилей с подвеской, которая базируется на классических технологиях (McPherson, двухрычажная, зависимая/полузависимая). Процедура, выполняемая мастерами компании Автодоктор, подразумевает:

  • размещение транспортного средства на стенде;
  • корректировка давления в шинах;
  • снятие показателей;
  • определение необходимых показателей;
  • измерение сход-развала и регулировка переднего схождения.

Время и цена могут изменяться в двух ситуациях – при нестандартном типе подвески или невозможности быстрого проведения слесарных работ. Последний вариант актуален, если транспорт давно не обслуживался. Болтовые соединения могут закиснуть или частично разрушиться из-за коррозии.

Почему стоит выбрать АВТОДОКТОР

В стенах сервиса Avtodoctor размещено современное оборудование, позволяющее быстро получать данные для последующих изменений. Используемые 3D-стенды – лучшее решение для вычисления несоответствий по развалу и схождению передней, а также задней осей. При этом обследование одинаково эффективно для всего транспорта, независимо от марки, года выпуска и степени износа. Сотрудники компании в Одессе – опытные мастера, проходящие постоянные обучения для повышения квалификации. Их работа не вызывают нареканий, а стоимость услуг остается на доступном уровне независимо от сложности манипуляций и затраченного времени.

Развал схождение колес в Запорожье — сделать развал схождение колес цена

Неправильный развал и схождение означает неточную регулировку углов установки колёс, что часто является причиной нарушения управляемости и устойчивости автомобиля, увеличения потребления топлива, а также неравномерного износа шин. Развал колеса — это угол между центральной вертикалью колеса и горизонталью поверхности дороги. Схождение — это разница расстояний между передними и задними краями колес в горизонтальной плоскости. Развал-схождение Запорожье для отечественных автомобилей мы рекомендуем проводить каждые 10-15тыс.км, для иномарок — до 30тыс.км. Внеплановую проверку и регулировку углов стоит проводить в случае появления проблем с управляемостью автомобиля и его устойчивостью на дороге, например, плохо возвращается руль или машину «ведёт» в сторону; после ремонта ходовой части; при изменении клиренса; после ДТП; при замятии диска, в результате попадания в большую яму и при повышенном износе покрышек.

 

Цена на регулировку развала-схождения колес

Примерный прейскурант цен на услуги развала-схождения колес Бош Авто Сервис СТО «Универсальная»*

Наименование услуги Цена услуги, грн. б/НДС**
(стоимость 1 н/ч — 300-600 грн. б/ НДС)
Регулировка развал-схождения колес 350-560 грн
Диагностика ходовой части автомобиля  210-330 грн

* — услуги оказывает ФЛП Глухенький В.В.
** — цены указаны без стоимости расходных материалов и запасных частей. Окончательная стоимость услуги зависит от марки, модели и модификации автомобиля и определяется в соответствии с нормами времени завода-изготовителя.

Особенности процедуры развала-схождения в Запорожье

Так как от точной регулировки колёс зависит безопасность движения — стоит доверять данную процедуру только специалистам. Развал схождение колес Запорожье, цена на который волне доступная, производится на современных стендах, учитывающих все особенности вашего автомобиля. Но ни один даже самый продвинутый компьютерный стенд не сможет обойтись без опытного мастера. Ещё до начала регулировки проводится осмотр автомобиля, диагностика ходовой части и проверка давления в колёсах, так как любое нарушение может исказить получаемые данные. Мы также проводим ремонт ходовой части в Запорожье.

Результатом регулировки развал-схождения будет исправный автомобиль, с идеальной управляемостью и манёвренностью.

Где сделать развал схождение в Запорожье?

Наша СТО в Запорожье «Универсальная» проводит контроль и настройку на развал-схождение в Запорожье. Чтобы заказать эту услугу и сделать развал схождение в Запорожье, вы можете обратиться к нам:

Развал-схождение в Киеве, лучшая цена на компьютерный развал-схождение на СТО OILER

Развал схождение колес

Развал схождение — процесс выставления углов установки автомобильных колес, которые определяют их положение. Правильные углы обеспечивают устойчивость и управляемость транспорта, а также качественное сцепление с дорожной полосой. В ходе регулирования нужны данные о необходимом положении колес определенной машины, ведь эта информация может отличаться даже у одной модели с разной комплектацией. Чтобы измерить углы, применяется регулировочный стенд развал-схождения.

Как осуществляется регулировка

При регулировании учитываются три главных аспекта положения колес: развал, схождение и кастор:

  1. Развал — определяет угол касания беговой стороны покрышки с дорожной полосой. Его настройка напрямую влияет на устойчивость и управление авто, он обеспечивает наилучшее сцепление с дорожной поверхностью.

  2. Схождение — угол между направлениями машины и колеса. Неправильная регулировка приводит к изнашиванию и истиранию шин.

  3. Кастор — угол наклона колеса по его длине, определяет устойчивость машины и способность возвращения в исходное положение рулевого колеса.

Правильная регулировка осуществляется исключительно на специальном оборудовании. Стенды бывают аналоговыми и лазерными, современные модели основываются на компьютерных технологиях, что позволяет более удобно оперировать данными на экране монитора. Такие модели точны и автоматизированы.

Наш автосервис делает развал схождение в Киеве по доступной цене. Мы даем гарантию на выполненную работу, консультируем по всем интересующим Вас вопросам.

Как проводит развал схождения наш автосервис?

Диагностика и наладка узлов состоит из следующей последовательности:

  1. Подготовка. Тестирование рулевой и ходовой систем, проверка давления в колесах. Если обнаружены какие-то неполадки, то перед основной процедурой — их устраняют.

  2. Компенсация биения обода колеса. Позволяет не брать во внимание недостатки дисковой формы при получении результатов тестирования.

  3. Диагностика на регулировочном стенде. В результате мастера получают полный отчет о положении колес. Если данные не соответствуют необходимым, то углы поправляют с помощью узлов регулирования подвески.

В автосервисе «OILER» мы предлагаем сделать развал схождение в Киеве, на одном из пяти СТО в разных районах города. У нас работают компетентные работники, которые в работе используют исключительно современное оснащение. Цена на развал схождение в нашем СТО очень выгодна для клиента и полностью соответствует качеству производимых работ.

Зачем выставлять углы установки колес?

Поперечный и продольный угол установки автомобильного колеса влияет на важнейшие эксплуатационные характеристики, среди которых:

  • правильная работа ходовой;

  • изнашиваемость покрышек;

  • маневренность и управляемость;

  • устойчивость автомобиля;

  • топливный расход;

  • исправность рулевой рейки.

Главной целью, которая стоит перед проведением развал-схождения, является корректировка параметров до тех пор, пока они не станут оптимальными, обеспечивая безопасность и комфорт езды. В качестве профилактических мер, рекомендуется проводить диагностику не реже раза в 15 тыс. км для отечественных авто и в 30 тыс. км для иномарок.

Если вам нужен качественный развал схождение в Киеве, предлагаем воспользоваться услугами СТО «OILER». Стоимость корректной настройки будет гораздо дешевле, чем последствия от езды с неотрегулированными углами.

Когда нужен развал схождение

Для обычных автомобилей, которые не используют в гонках или такси, сход развал необходим раз в 10-15 тысяч километров, но минимум один раз в 12 месяцев. Для внеплановой диагностики могут быть следующие показатели:

  • Повышенная ударная нагрузка на диск, которая привела к его повреждению

  • Ремонтные работы ходовой

  • Автомобиль уводит в одну из сторон в процессе езды

  • Сильный, заметный невооруженным глазом, износ покрышек

  • При завершении поворота, руль перестал самостоятельно возвращаться в центральное положение

Также могут возникнуть нарушения развал-схождения в зависимости от условий использования транспортного средства. Это может быть простой износ комплектующих ходовой или их усадка, усталость несущей кузовной части.

Сколько стоит сделать развал схождение в Киеве? Актуальные цены на наши услуги можно посмотреть в описании услуги или спросить у менеджера по телефону.

Развал-схождение колес в «OILER»

Предлагаем в ваше распоряжение лучших автомастеров Киева, которые с помощью современного оборудования отрегулируют развал-схождение колес вашего авто, а также устранят прочие поломки и неисправности. Обращаясь в «OILER» вы получаете:

  • Квалифицированный ремонт с гарантией

  • Выгодную стоимость на услуги

  • Подробный акт выполненных работ

  • Удобное местонахождение сервиса и график работы

  • Использование только качественных комплектующих

  • Оперативность

  • Ваши желания и потребности всегда в приоритете

  • Компетентные консультации и советы

Для заказа услуги сход развал в Киеве, а также получения предварительной консультации, предлагаем позвонить менеджеру по номеру (044) 353-82-21 или заполнить форму обратной связи.

Развал-схождение в «OILER» — безопасность и комфорт по разумной цене

Возникли вопросы? Звоните по номеру (044) 224-46-78 или оставляйте свой номер в форме обратного звонка и менеджер свяжется с Вами в течение 5 минут!

GAN — Почему так сложно обучать генеративно-состязательные сети! | Джонатан Хуэй

Легче узнать картину Моне, чем рисунок. Генеративные модели (создание данных) считаются намного сложнее по сравнению с дискриминационными моделями (обработка данных). Тренировать ГАН тоже сложно. Эта статья является частью серии GAN, и мы исследуем, почему обучение так неуловимо. Благодаря исследованию мы понимаем некоторые фундаментальные проблемы, которые определяют направления многих исследователей.Мы рассмотрим некоторые разногласия, чтобы знать, к чему может привести исследование. Прежде чем рассматривать проблемы, давайте кратко рассмотрим некоторые уравнения GAN.

GAN производит выборку шума z с использованием нормального или равномерного распределения и использует генератор глубокой сети G для создания изображения x (x=G(z)) .

В GAN мы добавляем дискриминатор, чтобы различать, является ли ввод дискриминатора реальным или сгенерированным.Он выводит значение D(x) , чтобы оценить вероятность того, что входные данные реальны.

Целевая функция и градиенты

GAN определяется как минимаксная игра со следующей целевой функцией.

На приведенной ниже диаграмме показано, как мы обучаем дискриминатор и генератор с использованием соответствующего градиента.

Многие модели GAN страдают следующими основными проблемами:

  • Несходимость : параметры модели колеблются, дестабилизируются и никогда не сходятся,
  • Коллапс режима : схлопывается генератор, который производит ограниченное количество выборок,
  • Уменьшенный градиент : дискриминатор слишком успешен, градиент генератора исчезает и ничего не изучается,
  • Дисбаланс между генератором и дискриминатором, вызывающий переоснащение, &
  • Высокая чувствительность к выбору гиперпараметров.

Распределение реальных данных является мультимодальным. Например, в MNIST существует 10 основных режимов от цифры «0» до цифры «9». Примеры ниже созданы двумя разными GAN. В верхней строке представлены все 10 мод, а во второй строке — только одна мода (цифра «6»). Эта проблема называется коллапсом режима , когда генерируются только несколько режимов данных.

Source

GAN основана на некооперативной игре с нулевой суммой. Короче говоря, если один выигрывает, другой проигрывает.Игра с нулевой суммой также называется минимаксной. Ваш противник хочет максимизировать свои действия, а ваши действия должны минимизировать их. В теории игр модель GAN сходится, когда дискриминатор и генератор достигают равновесия Нэша. Это оптимальная точка для минимаксного уравнения, приведенного ниже.

Поскольку обе стороны хотят подорвать позиции других, возникает равновесие Нэша, когда один из игроков не меняет своих действий независимо от действий противника. Рассмотрим двух игроков A и B , которые управляют значениями x и y соответственно.Игрок A хочет максимизировать значение xy , а B хочет его минимизировать.

Равновесие Нэша: x=y=0 . Это единственное состояние, когда действия вашего оппонента не имеют значения. Это единственное состояние, при котором любые действия противников не изменят исход игры.

Давайте посмотрим, сможем ли мы легко найти равновесие Нэша, используя градиентный спуск. Мы обновляем параметр x и y на основе градиента функции значений V .

, где α — скорость обучения. Когда мы строим x , y , и xy относительно обучающих итераций, мы понимаем, что наше решение не сходится.

Если мы увеличим скорость обучения или будем обучать модель дольше, мы увидим, что параметры x, y нестабильны с большими колебаниями.

Наш пример — отличная демонстрация того, что некоторые функции стоимости не сходятся при градиентном спуске, в частности, для невыпуклой игры.Мы также можем рассматривать эту проблему интуитивно: ваш оппонент всегда противодействует вашим действиям, что затрудняет сходимость моделей.

Функции стоимости могут не сходиться при использовании градиентного спуска в минимаксной игре.

Чтобы понять проблему конвергенции в GAN, мы сначала изучим KL-дивергенцию и JS-дивергенцию. До GAN многие генеративные модели создают модель θ , которая максимизирует оценку максимального правдоподобия MLE .то есть поиск лучших параметров модели, которые больше всего соответствуют обучающим данным.

Это то же самое, что и минимизация KL-расхождения KL(p,q) (доказательство), которое измеряет, насколько распределение вероятностей q (оценочное распределение) отличается от ожидаемого распределения вероятностей p (реальный дистрибутив).

KL-дивергенция несимметрична.

KL(x) уменьшается до 0 для области, где p(x) → 0 .Например, на рисунке справа красная кривая соответствует D(p, q). Он падает до нуля, когда x>2 , где p приближается к 0.

Примечание: KL(p, q) представляет собой интеграл красной кривой справа.

Какой смысл? KL-дивергенция DL(p, q) наказывает генератор, если он пропускает некоторые моды изображений: штраф высок, когда p(x) > 0 , но q(x) → 0 . Тем не менее допустимо, что некоторые изображения не выглядят реальными.Штраф низкий, когда p(x) → 0 , но q(x)>0 . (более низкое качество, но более разнообразные выборки)

С другой стороны, обратная KL-дивергенция DL(q, p) штрафует генератор, если изображения не выглядят реальными: высокий штраф, если p(x) → 0 , но q(x) > 0 . Но он исследует меньшее разнообразие: низкий штраф, если q(x) → 0 , но p(x) > 0 . (Лучшее качество, но менее разнообразные образцы)

Некоторые генеративные модели (кроме GAN) используют MLE (a.k.a KL-дивергенция) для создания моделей. Первоначально считалось, что KL-дивергенция приводит к ухудшению качества изображений (размытости изображений). Но имейте в виду, что некоторые эмпирические эксперименты могли опровергнуть это утверждение.

JS-дивергенция определяется как:

JS-дивергенция симметрична. В отличие от KL-дивергенции, она сильно наказывает плохие изображения. (когда p(x)→ 0 и q(x) > 0 ) В GAN, если дискриминатор оптимален (хорошо работает при различении изображений), целевая функция генератора становится (доказательство):

Таким образом, оптимизация модель генератора трактуется как оптимизирующая JS-дивергенцию.В экспериментах GAN дает более красивые изображения по сравнению с другими генеративными моделями, использующими KL-дивергенцию. Следуя логике, изложенной в последнем разделе, ранние исследования предполагают, что оптимизация JS-дивергенции, а не KL-дивергенции, создает более качественные, но менее разнообразные изображения. Однако с тех пор некоторые исследователи отказались от этих утверждений, потому что эксперименты с GAN с использованием MLE дают одинаковое качество изображения, но по-прежнему страдают проблемой разнообразия изображений. Но уже были предприняты значительные усилия по изучению слабых мест JS-Divergence в обучении GAN.Эти работы значимы независимо от дискуссий. Поэтому дальше мы углубимся в вопросы JS-дивергенции.

Напомним, что когда дискриминатор оптимален, целевая функция для генератора:

Что происходит с градиентом JS-дивергенции, когда распределение данных q изображений генератора не соответствует истинному p для реальные изображения. Давайте рассмотрим пример, в котором p и q распределены по Гауссу, а среднее значение p равно нулю. Рассмотрим q различными средствами для изучения градиента JS(p, q) .

Здесь мы наносим JS-дивергенцию JS(p, q) между p и q со средним значением q в диапазоне от 0 до 30. Как показано ниже, градиент для JS-дивергенции обращается в нуль. с q1 до q3 . Генератор GAN будет очень медленно учиться, когда стоимость в этих регионах будет насыщена. В частности, при раннем обучении p и q сильно отличаются и генератор учится очень медленно.

Из-за исчезающего градиента альтернативная функция стоимости предлагается в оригинальной статье GAN для решения проблемы исчезающего градиента.

Соответствующий градиент в соответствии с другой исследовательской работой Аржовского:

Он включает термин обратного KL-расхождения, который Аржовский использует для объяснения того, почему GAN имеет более качественное, но менее разнообразное изображение по сравнению с генеративными моделями, основанными на KL- расхождение. Но тот же анализ утверждает, что градиенты колеблются и вызывают нестабильность модели.Чтобы проиллюстрировать это, Арджовский замораживает генератор и непрерывно обучает дискриминатор. Градиент для генератора начинает увеличиваться с большими вариантами.

Источник

Вышеупомянутый эксперимент — это не то, как мы тренируем ГАН. Однако математически Аржовски показывает, что целевая функция первого генератора GAN имеет исчезающие градиенты, а альтернативная функция стоимости имеет флуктуирующие градиенты, которые вызывают нестабильность моделей. Начиная с оригинальной статьи GAN, наблюдается золотая лихорадка в поиске новых функций стоимости, таких как LSGAN, WGAN, WGAN-GP, BEGAN и т. д. Некоторые методы основаны на новых математических моделях, а другие основаны на интуиции, подкрепленной экспериментами.Цель состоит в том, чтобы найти функцию стоимости с более гладкими и не исчезающими градиентами.

Тем не менее, документ Google Brain 2017 года «Являются ли GAN созданными равными?» утверждает, что

Наконец, мы не нашли доказательств того, что какой-либо из протестированных алгоритмов постоянно превосходит исходный.

Если какие-либо новые предложенные функции стоимости окажут решающее влияние на улучшение качества изображения, мы не будем проводить эти дебаты. Картина конца света для исходных функций стоимости из математической модели Аржовского также не реализуется в полной мере.Но я буду осторожными читателями преждевременно объявлять функции стоимости не имеет значения. Мои мысли о статье Google Brain можно найти здесь. Что я думаю? Обучение GAN легко дает сбой. Вместо того, чтобы с самого начала пробовать множество стоимостных функций, сначала отладьте свой дизайн и код. Затем постарайтесь настроить гиперпараметр, потому что модели GAN чувствительны к ним. Сделайте это, прежде чем пробовать функции стоимости случайным образом.

Сбой режима — одна из самых сложных проблем в GAN. Полное обрушение встречается редко, но часто случается частичное обрушение.Изображения ниже с тем же подчеркнутым цветом выглядят одинаково, и режим начинает рушиться.

Изменено из исходников

Посмотрим, как это может произойти. Задача генератора GAN — создать изображения, которые могут больше всего обмануть дискриминатор D .

Но давайте рассмотрим один крайний случай, когда G интенсивно обучается без обновлений до D . Сгенерированные изображения сойдутся, чтобы найти оптимальное изображение x* тот дурак D самое, самое реалистичное изображение с точки зрения дискриминатора.В этом крайнем случае x* не будет зависеть от z .

Это плохие новости. Режим схлопывается до одной точки . Градиент, связанный с z , приближается к нулю.

Когда мы перезапускаем обучение в дискриминаторе, наиболее эффективным способом обнаружения сгенерированных изображений является обнаружение этой одиночной моды. Поскольку генератор уже снижает чувствительность к воздействию z , градиент от дискриминатора, вероятно, подтолкнет единственную точку к следующему наиболее уязвимому режиму. Это не трудно найти. Генератор производит такой дисбаланс режимов при обучении, что ухудшает его способность обнаруживать другие. Теперь обе сети переоснащены, чтобы использовать краткосрочную слабость оппонента. Это превращается в игру в кошки-мышки, и модель не сойдется.

На приведенной ниже диаграмме Unroll GAN ​​удается создать все 8 ожидаемых режимов данных. Во второй строке показан другой GAN, режим которого сворачивается и переключается в другой режим, когда дискриминатор догоняет.

Источник

Во время обучения дискриминатор постоянно обновляется для обнаружения противников. Таким образом, вероятность переоснащения генератора меньше. На практике наше понимание коллапса мод все еще ограничено. Наше интуитивное объяснение выше, вероятно, чрезмерно упрощено. Методы смягчения разрабатываются и проверяются эмпирическими экспериментами. Однако обучение GAN по-прежнему является эвристическим процессом. Частичный коллапс все еще распространен.

Но коллапс режима — это еще не все плохие новости. При переносе стиля с помощью GAN мы рады преобразовать одно изображение в просто хорошее, а не искать все варианты.Действительно, специализация на коллапсе частичного режима иногда создает изображения более высокого качества.

Но сбой режима остается одной из самых важных проблем, которые необходимо решить для GAN.

(Источник: Диаграммы в этом разделе созданы или изменены из презентации IMLE.)

После того, как эта статья была впервые написана, опубликована новая исследовательская работа, объясняющая и решающая проблему схлопывания мод. Давайте рассмотрим, что красные квадраты ниже — это реальные данные, а синие — сгенерированные образцы.

Дискриминатор GAN создает области желтого цвета, чтобы отличать реальные данные от сгенерированных данных.

В процессе обучения генератор будет генерировать данные для перемещения сгенерированных выборок к границе решения, в то время как дискриминатор еще больше сузит границу.

Но у генератора нет гарантии, что он сгенерирует выборки, охватывающие все моды в процессе. Как показано в примере, некоторые режимы могут быть пропущены в процессе и не могут быть восстановлены.

IMLE переворачивает механизм наоборот. В GAN мы перемещаем сгенерированные образцы к ближайшей границе. Например, мы перемещаем синюю точку внизу в сторону ②. Но в IMLE для каждых реальных данных мы спрашиваем, какова ближайшая сгенерированная выборка. Поэтому мы обучаем модель перемещать синюю точку вместо ①.

IMLE не является моделью GAN. Поэтому мы не будем здесь подробно останавливаться на этом.

Бесплатные функции не будут работать без хороших гиперпараметров, а их настройка требует времени и большого терпения.Новые функции стоимости могут включать гиперпараметры, которые имеют критическую производительность.

Настройка гиперпараметров требует терпения. Никакие функции стоимости не будут работать без затрат времени на настройку гиперпараметров.

Несходимость и коллапс мод часто объясняют дисбалансом между дискриминатором и генератором. Очевидное решение — сбалансировать их тренировки, чтобы избежать переобучения. Однако достигнут очень небольшой прогресс, но не из-за отсутствия попыток.Некоторые исследователи считают, что это невыполнимая или желательная цель, поскольку хороший дискриминатор дает хорошую обратную связь. Поэтому часть внимания смещается на функции стоимости с неисчезающими градиентами.

В дискриминационной модели потеря измеряет точность прогноза, и мы используем ее для отслеживания хода обучения. Однако проигрыш в GAN показывает, насколько хорошо мы справляемся по сравнению с нашим противником. Часто стоимость генератора увеличивается, но качество изображения на самом деле улучшается.Мы возвращаемся к проверке сгенерированных изображений вручную, чтобы проверить прогресс. Это усложняет сравнение моделей, что приводит к трудностям при выборе лучшей модели за один прогон. Это также усложняет процесс настройки.

Теперь вы слышите о проблемах и, возможно, захотите услышать решения. Мы предлагаем две разные статьи. Первый содержит ключевые резюме по решениям.

Если вы хотите быть намного глубже, во втором будет более подробное обсуждение:

Если вы хотите продолжить изучение математической модели проблемы градиента и устойчивости, в следующей статье она будет подробно рассмотрена.Но будьте осторожны, уравнения могут показаться слишком сложными. Однако, если вы не боитесь уравнений, это дает хорошее обоснование некоторых их утверждений.

На пути к принципиальным методам обучения генеративно-состязательных сетей

Улучшенные методы обучения GAN

NIPS 2016 Учебное пособие: Генеративно-состязательные сети

Генеративно-состязательные сети

Созданы ли GAN равными? Крупномасштабное исследование

Неявная оценка максимального правдоподобия

Длинные позиции в суверенах развивающихся рынков, хеджированные долларами.

Поскольку эти различия в значениях были незначительными, фонду необходимо было открывать крупные позиции с высокой долей заемных средств, чтобы получить значительную прибыль. В начале 1998 года фонд имел собственный капитал в размере 5 миллиардов долларов и заимствовал более 125 миллиардов долларов с коэффициентом левериджа примерно тридцать к одному. Партнеры LTCM, основываясь на своих сложных компьютерных моделях, полагали, что длинные и короткие позиции сильно коррелированы, и поэтому чистый риск невелик.

События
1994: Джон Меривезер основывает компанию Long-Term Capital Management, которая принимает инвестиции от 80 инвесторов, каждый из которых вложил минимум 10 миллионов долларов.Начальная капитализация компании составляет 1,3 миллиарда долларов. (Вашингтон пост, 27 сентября 1998 г.)

Конец 1997 года: после двух лет доходности, приближающейся к 40%, фонд имеет под управлением около 7 миллиардов долларов и достигает только 27%-й доходности, сравнимой с доходностью американских акций в том же году.

Мериуэзер возвращает около 2,7 миллиардов долларов капитала фонда инвесторам, потому что «инвестиционные возможности не были достаточно большими и привлекательными» («Вашингтон пост», 27 сентября 1998 г. ).

Начало 1998 года: портфель, находящийся под контролем LTCM, составляет более 100 миллиардов долларов, а стоимость чистых активов составляет около 4 миллиардов долларов; его позиция по свопам оценивается примерно в 1,25 триллиона долларов условно, что соответствует 5% всего мирового рынка. Он стал основным поставщиком волатильности индексов для инвестиционных банков, активно работал с ценными бумагами, обеспеченными ипотечными кредитами, и пробовал себя на развивающихся рынках, таких как Россия (Риск, октябрь 1998 г.)

17 августа 1998 года: Россия девальвирует рубль и объявляет мораторий на 281 миллиард рублей (13 долларов США).5 миллиардов) своего казначейского долга. Результатом является массовое «бегство в качество», при котором инвесторы устремляются с любого хоть сколько-нибудь рискованного рынка к наиболее безопасным инструментам на уже «безрисковом» рынке государственных облигаций. В конечном итоге это приводит к кризису ликвидности огромных масштабов, нанося серьезный удар по портфелю LTCM.

1 сентября 1998 года. Собственный капитал LTCM упал до 2,3 миллиарда долларов. Джон Мериуэзер распространяет письмо, в котором сообщается об огромных потерях и предлагается возможность инвестировать в фонд «на особых условиях».Существующим инвесторам сообщают, что им не разрешат снимать более 12% своих инвестиций и не ранее декабря.

22 сентября 1998 года. Собственный капитал LTCM упал до 600 миллионов долларов. Портфель существенно не сократился, поэтому его кредитное плечо еще выше. Банки начинают сомневаться в способности фонда удовлетворить требования по внесению маржи, но не могут приступить к ликвидации, опасаясь, что это ускорит кризис, который вызовет огромные убытки среди контрагентов фонда и потенциально может привести к системному кризису.

23 сентября 1998 года: Goldman Sachs, AIG и Уоррен Баффет предлагают выкупить долю партнеров LTCM за 250 миллионов долларов, вложить 4 миллиарда долларов в больной фонд и управлять им как частью собственной торговой операции Goldman.

Предложение не принято. В тот же день Федеральный резервный банк Нью-Йорка, действуя для предотвращения потенциального системного краха, организует спасательный пакет, в рамках которого консорциум ведущих инвестиционных и коммерческих банков, включая основных кредиторов LTCM, вливает 3 доллара.5 миллиардов в фонд и взять на себя его управление в обмен на 90% капитала LTCM.

Четвертый квартал 1998 г. Ущерб от близкой кончины LTCM был широкомасштабным. Многие банки берут на себя значительные списания в результате убытков по своим инвестициям. UBS взимает плату в размере 700 миллионов долларов в третьем квартале, Dresdner Bank AG — 145 миллионов долларов, а Credit Suisse — 55 миллионов долларов. Кроме того, председатель UBS Матис Кабиаллаветта и трое топ-менеджеров уходят в отставку после убытков банка (The Wall Street Journal Europe, 5 октября 1998 г.).Глава Merrill Lynch по глобальному управлению рисками и кредитами также покидает фирму.

Апрель 1999 г .: Президент Клинтон публикует исследование кризиса LTCM и его последствий для системного риска на финансовых рынках, озаглавленное «Президентская рабочая группа по финансовым рынкам» (управление и контроль над рисками — нормативные рекомендации — рабочая группа президента).

Анализ:
Непосредственная причина: российский суверенный дефолт

Непосредственной причиной краха LTCM стал дефолт России по своим государственным обязательствам (ГКО).LTCM полагал, что несколько застраховал свою позицию по ГКО, продав рубли. Теоретически, если Россия объявит дефолт по своим облигациям, то стоимость ее валюты рухнет, и на валютном рынке можно будет получить прибыль, которая компенсирует убытки по облигациям.

К сожалению, банки, гарантировавшие хеджирование рубля, закрылись, когда российский рубль рухнул, и российское правительство предотвратило дальнейшую торговлю своей валютой. (The Financial Post, 26 сентября 1998 г.). Хотя это привело к значительным потерям для LTCM, эти потери даже близко не были достаточно большими, чтобы обрушить хедж-фонд.Скорее, конечной причиной его гибели стало последующее бегство к ликвидности, описанное в следующем разделе.

Основная причина: бегство к ликвидности

Конечной причиной краха LTCM было «бегство в ликвидность» на мировых рынках с фиксированным доходом. По мере того как проблемы России становились все глубже и глубже, управляющие портфелями с фиксированным доходом начали переводить свои активы в более ликвидные активы. В частности, многие инвесторы переместили свои инвестиции в США.С. Казначейский рынок. На самом деле паника была настолько велика, что инвесторы вкладывали деньги не только в казначейские облигации, но и в наиболее ликвидную часть рынка казначейских облигаций США — самые недавно выпущенные или находящиеся в обращении казначейские облигации. В то время как рынок казначейских облигаций США относительно ликвиден в нормальных рыночных условиях, этот глобальный бегство к ликвидности ударил по текущим казначейским обязательствам, как грузовой поезд. Спрэд между доходностью казначейских облигаций, находящихся в обращении, и казначейских облигаций, находящихся в обращении, резко увеличился: даже несмотря на то, что краткосрочные облигации были теоретически дешевы по сравнению с облигациями, находящимися в обращении, они все равно стали намного дешевле ( на относительной основе).

Что LTCM не учла, так это то, что существенная часть ее баланса подвергалась риску общего изменения «цены» ликвидности. Если ликвидность станет более ценной (как это произошло после кризиса), его короткие позиции вырастут в цене по сравнению с его длинными позициями. По сути, это было массовое, незастрахованное воздействие единственного фактора риска.

Кроме того, эта ситуация ухудшилась из-за того, что размер новой эмиссии U.S.Казначейские облигации снизились за последние несколько лет. Это фактически снизило ликвидность рынка казначейских облигаций, повысив вероятность того, что бегство к ликвидности может привести к смещению этого рынка.

Системный риск: эффект домино

Предыдущий анализ объясняет, почему LTCM почти потерпел неудачу. Однако это не объясняет, почему этот почти провал должен угрожать стабильности мировых финансовых рынков. Причина заключалась в том, что практически все инвесторы в казначейские облигации с использованием заемных средств имели схожие позиции: Salomon Brothers, Merrill Lynch, III Fund (хедж-фонд с фиксированным доходом, который также обанкротился в результате кризиса) и, вероятно, другие.

Отсутствие разнообразия мнений на рынке объяснялось двумя причинами. Во-первых, практически все сложные модели, используемые игроками с использованием заемных средств, говорят об одном и том же: казначейские облигации, находящиеся в обращении, значительно дешевы по сравнению с казначейскими облигациями, находящимися в обращении. Во-вторых, многие инвестиционные банки получили информацию о потоке заказов благодаря своим сделкам с LTCM. Следовательно, они знали бы многие из фактических должностей и занимали бы аналогичные должности вместе со своим клиентом.

Действительно, один участник отрасли предположил, что российский кризис стал решающим ударом по эффекту домино, который начался несколько месяцев назад. В начале 1998 года Сэнди Вейл, как соруководитель Citigroup, решил закрыть знаменитую арбитражную службу казначейских облигаций Salomon Brothers. Salomon, один из крупнейших игроков на рынке оперативных и внебиржевых сделок, был вынужден начать ликвидацию своих позиций. При этом эти сделки становились все дешевле и дешевле, оказывая давление на всех других игроков с кредитным плечом.

Уроки, которые необходимо усвоить:
Рыночная стоимость имеет значение

LTCM был, возможно, самой крупной катастрофой в своем роде, но не первой. Этому предшествовал ряд других случаев, когда компании с высокой долей заемных средств разорялись при аналогичных обстоятельствах.

Одним из первых был Franklin Savings and Loan, хедж-фонд, замаскированный под ссудно-сберегательный фонд. Руководство Франклина выяснило, что многие из более рискованных частей ипотечных деривативов были недооценены, потому что: а) рынок не мог понять риск, связанный с рискованными частями; и б) рынок переоценил те части с хорошими бухгалтерскими результатами.Франклин решил, что готов потерпеть неустойчивые результаты бухгалтерского учета в обмен на хорошие экономические показатели.

Совсем недавно фонды Granite, которые специализировались на торговле ценными бумагами, обеспеченными ипотекой, пострадали в результате подобных торговых стратегий. Фонды воспользовались тем фактом, что «токсичные отходы» (рискованные транши) с рынка ипотечных деривативов имели хорошую экономическую ценность. Однако, когда в феврале 1994 года ФРС повысила процентные ставки, фирмы с Уолл-стрит поспешили ликвидировать ценные бумаги, обеспеченные ипотекой, часто с огромными дисконтами.

Обе эти фирмы утверждали, что они были застрахованы, но обе разорились, когда они были «вызваны маржей». В случае с Франклином звонил Управление по надзору за сбережениями; в Гранитном фонде, маржинальные кредиторы. Что общего у Франклина, Гранитных фондов и LTCM? Все три зависели от использования отклонений рыночной стоимости от справедливой. И все три зависели от «терпеливого капитала» — акционеров и кредиторов, которые считали, что важна справедливая стоимость, а не рыночная стоимость.То есть эти управляющие фондами убедили своих стейкхолдеров в том, что, поскольку справедливая стоимость хеджируется, не имеет значения, что произойдет с рыночной стоимостью в краткосрочной перспективе, она со временем придет к справедливой стоимости. Это было причиной того, что в названии LTCM появилась «долгосрочная» часть.

Проблема с этой логикой заключается в том, что капитал терпелив настолько, насколько наименее терпелив его поставщик. Дело в том, что кредиторы обычно теряют терпение именно тогда, когда фонды нуждаются в них, чтобы сохранить его в период рыночного кризиса.Как показывают все три случая, кредиторы первыми начинают нервничать при внешнем шоке. В этот момент они начинают запрашивать у управляющего фондом рыночные оценки, а не справедливые оценки, основанные на моделях. Это запускает фонд по нисходящей спирали: неликвидные ценные бумаги переоцениваются по рыночной стоимости; сделаны маржин-коллы; неликвидные ценные бумаги должны быть проданы; делается больше маржин-коллов и так далее. Как правило, акционеры могут предоставить терпеливый капитал; но держатели долга — нет.

Урок, извлеченный из этих тематических исследований, портит некоторые из предполагаемых особенностей «бесплатного обеда» принятия риска ликвидности. Эти игры действительно могут генерировать отличные доходы с поправкой на риск, но только в том случае, если они удерживаются в течение длительного времени. К сожалению, единственным реальным источником капитала, который достаточно терпелив, чтобы выдерживать колебания рыночных цен, особенно во время кризисов, является акционерный капитал.

Другими словами, вы можете делать ставки ликвидности, но вы не можете использовать их сильно.

Риск ликвидности сам по себе является фактором

Как отмечалось в аналитическом разделе этой статьи, LTCM стал жертвой бегства к ликвидности.Это явление достаточно распространено во время кризисов на рынках капитала, поэтому его следует включать в модели риска либо путем введения нового фактора риска ликвидности, либо путем включения в стресс-тестирование бегства к ликвидности (подробнее об этом см. следующий раздел). Грубо говоря, это можно сделать, классифицировав ценные бумаги как ликвидные или неликвидные. Ликвидным ценным бумагам присваивается положительный коэффициент ликвидности; неликвидным ценным бумагам присваивается отрицательный коэффициент ликвидности. Величину движения фактора (измеряемого движением спреда между ликвидными и неликвидными ценными бумагами) можно оценить либо статистически, либо эвристически (возможно, используя кризис LTCM как сценарий «наихудшего случая»).

Используя этот подход, LTCM мог бы классифицировать большую часть своих длинных позиций как неликвидные, а большую часть своих коротких позиций — как ликвидные, таким образом имея условное воздействие коэффициента ликвидности, равное удвоенному общему балансу. Более совершенная модель будет учитывать спектр возможной ликвидности по ценным бумагам; однако, как минимум, общая концепция воздействия фактора риска ликвидности должна быть включена в любой портфель с использованием заемных средств.

Модели должны быть подвергнуты стресс-тестированию и объединены с оценкой

Еще один ключевой урок, который следует извлечь из краха LTCM, заключается в том, что даже (или особенно) самые сложные финансовые модели подвержены модельному риску и риску параметров, и поэтому их следует подвергать стресс-тестированию и умеренным суждениям. Хотя у нас явно есть привилегия в ретроспективном подходе 20/20, мы, тем не менее, можем подумать о том, как можно было бы использовать суждения и стресс-тестирование, чтобы смягчить, если не избежать, эту катастрофу.

Согласно сложным математическим моделям, используемым LTCM, позиции были с низким риском. Суждение говорит нам, что ключевым предположением, от которого зависели модели, была высокая корреляция между длинными и короткими позициями. Конечно, недавняя история предполагала, что корреляции между корпоративными облигациями разного кредитного качества будут двигаться вместе (корреляция между 90-95% на двухлетнем горизонте). Однако во время кризиса LTCM эта корреляция упала до 80%. Стресс-тестирование этой более низкой корреляции могло привести к тому, что LTCM предположил бы меньшее кредитное плечо при принятии этой ставки.

Однако, если бы LTCM додумался провести стресс-тестирование этой корреляции, учитывая, что это было такое важное допущение, ей даже не пришлось бы придумывать стресс-сценарий. Эта корреляция упала до 75% еще в 1992 г. (Jorion, 1999). Простое включение этого стрессового сценария в систему управления рисками фонда могло привести к тому, что LTCM взял на себя меньший левередж, принимая эту ставку.

Финансовые учреждения должны агрегировать подверженность общим факторам риска

Один из других уроков, которые следует усвоить другим финансовым учреждениям, заключается в том, что важно агрегировать подверженность риску всех предприятий.Многие из крупных банков-дилеров, подвергшихся российскому кризису в самых разных сферах бизнеса, осознали общность этих рисков только после кризиса LTCM. Например, эти банки владели российскими ГКО на своих арбитражных столах, выдавали коммерческие кредиты российским корпорациям в рамках своей кредитной деятельности и косвенно подвергались риску российского кризиса через свое основное брокерское кредитование LTCM. Систематический процесс управления рисками должен обнаруживать эти общие связи ex ante и сообщать или снижать концентрацию риска.

Слишком рано для оптимизма по поводу конвергенции

За последние 50 лет или около того разрыв между средним уровнем жизни в беднейших странах мира и в самых богатых странах заметно увеличился. Это нежелательное изменение противоречит предположению о том, что менее развитые страны должны быть в состоянии догнать более развитые страны за счет накопления капитала и передачи технологий. Хотя это предположение не было новым, исследования Абрамовица (1986) и Баумоля (1986) его достоверности как отрицательной корреляции между первоначальным уровнем дохода на душу населения и последующим ростом дохода на душу населения положили начало обширной литературе, проверяющей так называемую гипотезу конвергенции. . 1  Вслед за Барро и Сала-и-Мартин (1990) догоняющий подход к гипотезе конвергенции стал известен как β-конвергенция. 2  

Таблица 1 дает некоторое представление о том, что привело к увеличению разрыва между самыми бедными и самыми богатыми странами. Он показывает средние десятилетние темпы роста ВВП на душу населения для стран с низким, средним и высоким уровнем дохода (СНУД, СУД и СВД соответственно) за 50-летний период с 1960 по 2010 год. 

Таблица 1  Среднее десятилетие роста ВВП на душу населения (%) по доходам

Примечания : Эта таблица представляет собой сокращенную версию Таблицы 2 в Johnson and Papageorgiou (2018), где указаны источники данных и другие подробности.Есть 29 HIC, 68 MIC и 51 LIC. В Таблице A.1 приложения Johnson and Papageorgiou (2018) перечислены страны в каждой группе.

Несмотря на замедление средних темпов роста за этот период, СВД, как правило, росли быстрее, чем ССД, которые, в свою очередь, росли быстрее, чем СНД. Эти различия прямо противоположны модели, необходимой для наблюдения за отставанием, поэтому вряд ли стоит удивляться тому, что с 1960 года разброс ВВП на душу населения по странам заметно вырос.Этот рост задокументирован на рис. 1, на котором показано стандартное отклонение межстранового распределения ВВП на душу населения для постоянной группы стран с 1960 по 2010 г. и показано, что, не считая небольшого снижения в самом конце 2000-х гг., неуклонно росла с 1960 года.

Помимо отставания от показателей HIC и MIC, опыт роста беднейших стран с 1960 по 2010 год был неоднородным как по странам, так и во времени. Таблица 1 показывает, что в СНД наблюдалось постоянное снижение темпов роста в каждое десятилетие с 1960-х по 1990-е годы с отрицательными темпами роста в 1980-х и 1990-х годах до неожиданного и беспрецедентного возобновления роста в 2000-х годах.Аналогичное возрождение в 2000-х годах наблюдалось в странах со средним уровнем доходов, хотя их замедление в 1980-х годах не привело к отрицательным темпам роста, наблюдаемым в странах с низким уровнем доходов.

В таблице 1 также проводится различие между так называемыми хрупкими и нехрупкими СНД. Хрупкие государства — это государства, столкнувшиеся с политической слабостью, характеризующиеся слабым институциональным потенциалом, плохим управлением, коррупцией и конфликтами. Это различие подчеркивает заметные различия в опыте роста неустойчивых СНД и неустойчивых СНД, особенно в 1990-х и 2000-х годах, когда среднегодовые темпы роста различались более чем на 2 процентных пункта.То есть, несмотря на то, что в последнее время наблюдается значительный оптимизм по поводу ускорения роста в СНД, обобщение их опыта скрывает тот факт, что только около половины СНД способствуют возрождению, а остальные находятся в стагнации.

В сочетании с неуклонным замедлением роста в странах с высоким уровнем дохода возобновление роста в странах со средним уровнем доходов и неустойчивых странах с низким уровнем доходов было достаточно сильным, чтобы вызвать небольшое снижение дисперсии ВВП на душу населения между странами, начиная с самого конца 2000-х годов. видно на рисунке 1.Отвечая Джонсону и Папагеоргиу (2018), Патель и др. (2018) показывают, что этих событий достаточно, чтобы выявить небольшую, но статистически значимую отрицательную корреляцию между темпами роста и первоначальным доходом, например, за период с 1995 по 2010 год. Этот вывод о слабой β-конвергенции за очень короткий период времени, который содержит важные высоко- и среднечастотные влияния на ВВП (например, пузырь доткомов и его крах, а затем крупнейший глобальный экономический спад с 1930-х годов и его немедленные последствия), приводит их к утверждать, что конвергенция происходит.

Как уже давно известно, подход к тестированию β-конвергенции ошибочен, поэтому отрицательная корреляция, наблюдаемая в период с 1995 по 2010 год, не означает, что конвергенция действительно происходит. На статистическом языке тесты на β-конвергенцию могут иметь низкую мощность по сравнению с неконвергентными альтернативами. Это означает, что такой тест может дать отрицательную корреляцию, даже если конвергенция, которая правильно понимается как отсутствие роли начальных условий в определении долгосрочных уровней дохода на душу населения в странах, не происходит.Один из способов понять этот недостаток подхода β-конвергенции состоит в том, что первоначальный доход не полностью описывает начальные условия страны, поскольку существуют другие важные факторы, влияющие на рост в будущем.

Рисунок 1 Распределение доходов между странами

Источник : Рисунок 6 в Johnson and Papageorgiou (2018), где указаны источники данных и другие подробности.
Примечания : Конвергенция, выраженная как снижение дисперсии ВВП на душу населения между странами, известна как σ-конвергенция.Как показывают Барро и Сала-и-Мартин (1990), β-конвергенция необходима, но недостаточна для σ-конвергенции, поэтому отсутствие β-конвергенции за период 1960–2010 гг., показанное в таблице 1, подразумевает отсутствие очевидной σ-конвергенции. на рис. 1. 

Экономически интересной неконвергентной альтернативой, которая допускает возможность того, что начальные условия могут влиять на долгосрочный уровень дохода на душу населения, является клубная конвергенция. Клубная конвергенция происходит, когда процесс роста имеет более одного стабильного состояния, что может произойти, когда существует петля обратной связи от дохода к какой-либо другой переменной состояния. В таких случаях экономики сходятся к устойчивому состоянию, связанному с областью притяжения, в которой они начинаются. Тогда долгосрочный доход на душу населения в стране будет зависеть от ее начальных условий, измеряемых переменными состояния, определяющими область ее притяжения. Страны, имеющие схожие начальные условия, будут сходиться локально и формировать клуб конвергенции, но глобальные различия в доходах на душу населения будут сохраняться бесконечно долго. Если есть только одно стабильное устойчивое состояние, начальные условия не будут иметь значения для долгосрочных уровней дохода на душу населения, и страны будут демонстрировать догоняющее или β-конвергенцию по мере того, как они будут тяготеть к этому.

Многие исследователи, в том числе и мы, применяли широкий спектр эмпирических подходов в попытках систематически идентифицировать клубы конвергенции. Эти подходы включают использование алгоритмов кластеризации как в контексте поперечного сечения, так и в контексте временных рядов, а также прогнозы межстранового распределения дохода на душу населения на основе его прошлой эволюции. Наше прочтение этой литературы (Johnson and Papageorgiou 2018) заключается в том, что после явного рассмотрения альтернативной гипотезы клубной конвергенции появляются убедительные доказательства, противоречащие точке зрения о том, что начальные условия не имеют значения для долгосрочных результатов.Наоборот, данные подтверждают мнение о том, что исходные условия действительно имеют значение и что межстрановое распределение дохода на душу населения демонстрирует характеристики, согласующиеся с существованием двух или более клубов конвергенции. 3  По этой причине недавний оптимизм в пользу быстрой и устойчивой конвергенции кажется необоснованным. Кроме того, рост дисперсии ВВП на душу населения между странами с 1960 года, задокументированный на Рисунке 1, предполагает, что разрыв между средними уровнями ВВП на душу населения в клубах конвергенции увеличивается.

Эта тенденция к локальному, но не глобальному сближению показана на Рисунке 2, на котором показаны темпы роста за период 1960–2010 гг. по сравнению с уровнем реального ВВП на душу населения в 1960 г. для всех стран с высоким и средним уровнем дохода, стран со средним уровнем дохода и с низким уровнем дохода, где показаны округа в каждой группе. в разных цветах. Отрицательная корреляция между первоначальным доходом на душу населения и его последующим ростом, свидетельствующим о догоняющем уровне, очевидна внутри каждой из этих трех групп стран, хотя она не наблюдается для стран, взятых в единую группу.

Рисунок 2 Рост относительно первоначального дохода

  

Источник : Рисунок 4 в Johnson and Papageorgiou (2018), где указаны источники данных и другие подробности.

Различие между одним стабильным устойчивым состоянием и несколькими стабильными устойчивыми состояниями имеет важные последствия для политики, поскольку в первом случае мелкомасштабные политические вмешательства могут быть полезными в той мере, в какой они ускоряют переход бедных стран к неизбежному процветанию. Однако при наличии нескольких стабильных устойчивых состояний может потребоваться крупномасштабное политическое вмешательство, чтобы подтолкнуть бедные страны из одной области притяжения в другую. В таком мире мелкомасштабные политические вмешательства, которые не могут подтолкнуть страны к другому бассейну притяжения, в конечном итоге будут сведены на нет, поскольку экономики возвращаются к устойчивому состоянию, связанному с бассейном притяжения, в котором они находятся. Множественность устойчивых состояний может привести к разного рода ловушкам бедности, описанным Collier (2007), или к гипотетической ловушке среднего дохода, изученной Eichengreen et al.(2014). Хрупкие СНД, вероятно, попали в такую ​​ловушку бедности и поэтому нуждаются в крупномасштабном политическом вмешательстве (т. е. в изменении, устраняющем их хрупкость), если они хотят перейти к устойчивому состоянию с более высоким доходом на душу населения.

Недавняя волна роста во многих странах с низким и средним доходом и на развивающихся рынках привела к тому, что многие аналитики заявляют, по нашему мнению, преждевременно об успехе таких лозунгов, как «львы в движении» (McKinsey Global Institute 2010) или как у Patel et al. (2018), чтобы утверждать, что «имела место безусловная конвергенция.«Однако, за исключением нескольких стран Азии, которые продемонстрировали трансформационный рост, большинство экономических достижений в развивающихся странах были результатом устранения неэффективности, которая является просто однократным эффектом уровня. Хотя эти эффекты немаловажны и необходимы в процессе развития, они не подразумевают непрерывный экономический рост. Более того, мы опасаемся, что препятствия, которые Patel et al. (2018) отмечают в своем заключении, что политическая нестабильность многих СНД может свести на нет прогресс, достигнутый в последнее время, и привести к тому, что многие СНД останутся в устойчивом состоянии с низким доходом на душу населения.

Каталожные номера

Абрамовиц, М. (1986), «Догоняющие, опережающие и отстающие», Journal of Economic History 46(2): 385-406.

Барро, Р. Дж. и X. Сала-и-Мартин, (1990), «Экономический рост и конвергенция в Соединенных Штатах». Рабочий документ NBER 3419

Баумол, У. Дж. (1986), «Рост производительности, конвергенция и благосостояние: что показывают долгосрочные данные», American Economic Review, , 76(5): 1072-1085.

Collier, P, (2007), Нижний миллиард: почему беднейшие страны терпят неудачу и что с этим можно сделать.O xford UK: Издательство Оксфордского университета.

Доурик, С. и Дж. Б. Делонг. (2003), «Глобализация и конвергенция», в М. Д. Бордо, А. М. Тейлоре и Дж. Г. Уильямсоне (редакторы), Globalization in Historical Perspective, NBER Conference Report Report, University of Chicago Press.

Дурлауф, С. Н. и П. А. Джонсон (1995), «Множественные режимы и динамика роста в разных странах», Journal of Applied Econometrics 10(4): 365-284.

Дурлауф, С. Н., П. А. Джонсон и Дж. Р. В. Темпл.(2005), «Эконометрика роста», П. Агион и С. Н. Дурлоуф (ред.), Handbook of Economic Growth, North-Holland, 555-677.

Эйхенгрин, Б., Д. Парк и К. Шин (2014), «Восстановление замедления роста». Япония и мировая экономика 32: 65-84.

Галор, О. (2011), Единая теория роста, Издательство Принстонского университета.

Джонсон, П. и К. Папагеоргиу (2018 г.), «Что осталось от межстрановой конвергенции?», Journal of Economic Literature, , готовится к печати.

Глобальный институт McKinsey, (2010), Львы в движении: прогресс и потенциал африканских экономик. McKinsey & Company.

Патель, Д., Дж. Сандефур и А. Субраманиан (2018 г.), «Все, что вы знаете о межстрановой конвергенции, (сейчас) неверно», PIIE Realtime Economic Issues Watch, 15 октября.

Примечания

[1] Обзоры этой литературы см., среди прочего, Durlauf et al. (2005) и Джонсон и Папагеоргиу (2018).

[2] Существует два варианта β-конвергенции: абсолютный (или безусловный) вариант, учитывающий корреляцию между начальным уровнем дохода на душу населения и последующим ростом дохода на душу населения, и условный вариант, учитывающий корреляцию после обусловливания рассматриваемых переменных. для определения устойчивой стоимости производства на душу населения, такой как темпы накопления физического и человеческого капитала и прирост населения.Мы согласны с критикой Дауриком и ДеЛонгом (2003) последнего варианта, поскольку, по сути, напрашивается вопрос о сходимости, и поэтому рассматриваем только абсолютную β-конвергенцию.

 [3] Важно отметить, что, как отмечают Дурлауф и Джонсон (1995), с конечными диапазонами доступных данных невозможно однозначно провести различие между клубами конвергенции и странами, проходящими через разные стадии развития, прежде чем достичь общего устойчивого состояния как вытекает из единой теории роста Галора (2011).

Возможность сближения? Понимание распространенности и риска вождения с отвлечением внимания с помощью использования баз данных аварий, расследований аварий и других подходов

Исследования распространенности, основанные на «ненатуралистических» данных

Они, как правило, фокусируются выборочно, используют данные, предоставленные самими исследователями, и выиграют от применения методов конвергенции.

Большинство исследований распространенности с использованием ненатуралистических методов были сосредоточены на использовании мобильных телефонов.Они показывают распространенность от 6% до 11% в зависимости от типа телефона и года выпуска (например, NOPUS, данные наблюдений, когда водители останавливаются, с использованием общенациональной вероятностной выборки (NHTSA, 2011)).

Исследования распространенности, проведенные по видам второстепенной деятельности кроме использования мобильного телефона во время вождения с использованием ненатуралистических данных, многочисленны. Тем не менее, большинство из них использовали опросы (и, следовательно, основаны на данных, предоставленных самими собой). Наглядными примерами могут служить Heck and Carlos (2008) и Huemer and Vollrath (2011).Эти типы данных могут дать представление об убеждениях водителей и представлениях о распространенности. Однако, как правило, данные, предоставленные самими исследователями, имеют важные ограничения (и их следует интерпретировать с осторожностью в свете ограничений, описанных ранее). Таким образом, эта область исследований может выиграть от конвергенции с другими методами сбора данных.

Исследования распространенности связанных с отвлечением внимания аварий (по сравнению с действиями) с использованием ненатуралистических данных существуют, но не обновлялись в США.С. в течение многих лет. Тем не менее, более ранние исследования (например, Wang et al., 1996) показывают, что наиболее распространенным источником аварий, связанных с отвлечением внимания, были события, внешние по отношению к транспортному средству, и лишь небольшой процент аварий был вызван отвлекающими маневрами, связанными с бортовыми устройствами (2). до 3 % при суммировании). Существующие исследования согласуются друг с другом в этом выводе (а также с натуралистическими исследованиями, хотя натуралистические источники указывают на некоторые новые источники отвлечения внимания). В более недавнем исследовании, проведенном в Австралии, использовались лица, пострадавшие в авариях, в сочетании с самоотчетами (McEvoy et al 2007), и в нем сообщаются последовательные результаты использования автомобильных устройств.

Таким образом, в области распространенности активности, когда ненатуралистические источники данных рассматриваются вместе, часто возникают устойчивые закономерности. Это видно из результатов и таблицы ниже. Эти результаты также, как правило, хорошо согласуются с результатами исследований естественного вождения и служат одной из иллюстраций перспектив, которые могут иметь усилия по конвергенции.

(частично адаптировано из Tijerina et al., 2003) сравнивает ранговые порядки второстепенных действий, которые были закодированы до аварии в двух разных исследованиях базы данных аварий.Один из них был сделан Wang, Knipling, and Goodman (1996), а другой Stutts et al. (2001 г.) (на основе данных Центров по контролю за заболеваниями за 1995–1999 гг.). В исследованиях использовались очень разные вычислительные методы, но они показали схожее ранжирование шести основных типов второстепенных действий, закодированных до аварии, в авариях, связанных с отвлечением внимания (см. столбцы 3 и 5). (Величина процентов в каждом исследовании различна из-за разных источников данных и вычислительных методов. Таким образом, рангов важны для сравнения между ними и выявляют общую закономерность.) Как видно из , наиболее распространенным источником отвлечения внимания в обоих исследованиях были вещи, расположенные вне автомобиля, и единственными видами деятельности, связанными с технологиями, в 1996 и 2001 годах были настройка радио/CD, использование других устройств, находящихся в автомобиле, регулировка климата. средства управления и использование / набор номера мобильного телефона — всего , из которых вместе составляют 1,6% водителей, попавших в аварию в Wang et al. (1996) и 18,5% для Stutts et al. (2001) – меньше, чем одиночных лучших источников «вне транспортного средства» (2%, 29.4%).

Таблица 3. 9063

Таблица 3.

Распространенность в компетерусных драйверах

% драйверов % клипов с водителями, которые разбились
тип вторичной деятельности Ван и др. (1996) Ранговый порядок Stutts et al. (2001) Ранговый порядок Тип вторичной деятельности Dingus et al.(2006) Ранг:
7 2.0 1 29,4 1 Out левое окно 9,7% 1
Регулировка радио, кассету, CD 1.2 2 2 11.4 2 2 Регулировка радио + CD 0,0%
Другое жилище 0.9 3 10.9 3 3 Пассажир в прилегающем сиденье 6 3
Движение объекта в автомобиле 0.3 4 4 9 4 животных или объектов в автомобиле 6,9% 4
Другое устройство / Объект принесено 0,1 6 2.9 5 Доступ к объекту-не-ячейку 2,8% 5
Регулировка автомобиля / климат-контроля 0.2 5 5 2 2.8 6 6 Регулировка климат-контроля и других интегральных элементов управления 0,0%
Еда или питье 0,1 . 1,7 . . 1,5 . Определение местоположения мобильного телефона, набор номера, прочее 0.0%
8,3% 8,3% 2
Курение связано 0,1 . 0,9 . Курение связано (Reach, Light, Smoke, Ext.) 0,0%
1,4% 1,4%
Танцы 0.0%
Уход 0,0%
Чтение 0,0%
Другие отвлекающие факторы или Неизвестно 1,5+1,0 . 34,00 . Другая активность ** (мечтания) 2,8% 6

и другие.(2001) исследование. 8 Однако, чтобы изучить больше текущих лет, чем 1996 и 2001, интересно посмотреть на сравнение ранжированных порядков, полученных из исследования естественного вождения, проведенного Dingus et al. (2006). Он не только дает представление о том, как действия водителей могли измениться с 2001 года, но также позволяет изучить, насколько хорошо данные из баз данных о дорожно-транспортных происшествиях сравниваются с данными NDS по распространенности.

Это сравнение показано в крайних правых заштрихованных столбцах и показывает, что действительно существует очень интересное соответствие.В частности, основным источником вторичной активности перед аварией среди краш-клипов по-прежнему были отвлекающие маневры вне транспортного средства. Кроме того, пассажиры и животные в транспортном средстве оставались в числе шести наиболее распространенных отвлекающих факторов перед авариями (в первой шестерке по NDS Dingus et al. (2006), а также по более ранним исследованиям 1996 и 2001 годов, основанным на базах данных аварий). Тем не менее, действия по настройке радио и климат-контроля вообще не отображались как действия перед аварией в клипах о ДТП 100-Car NDS.Но в 2006 году появились разговоры и прослушивание, предшествующие аварии, для краш-клипов, хотя и с низкой распространенностью. Напоминаем, что показывает только распространенность, и наиболее распространенные действия в не следует интерпретировать как причины сбоев отвлечения внимания, основанные исключительно на их распространенности. (Эти же виды деятельности могут преобладать, а могут и не преобладать в базовом режиме вождения).

Наконец, в области распространенности исследования, основанные на базах данных аварий, предлагают некоторые выводы, которые согласуются с представлением о том, что водители делают некоторый стратегический выбор в отношении , когда участвуют в деятельности, связанной с отвлечением внимания.(Это основано на анализе наиболее распространенных условий, при которых возникают и завершаются аварии, связанные с отвлечением внимания, как закодировано в базах данных аварий ) (Tijerina et al., 2003). Наиболее частым типом аварий, связанных с отвлечением внимания, является столкновение сзади, а самые высокие показатели распространенности дорожно-транспортных происшествий, связанные с условиями вождения, показывают, что водители, как правило, инициируют действия в дорожных условиях, которые кажутся «мягкими» во время следования за автомобилем, например, когда он не кажется, что в следующие несколько мгновений вождения произойдет что-то опасное.Условия, закодированные в исследованиях базы данных аварий, показывают, что преобладающими условиями для аварий, связанных с отвлечением внимания, являются следующие: дневной свет, ровные и прямые дороги, сухое дорожное покрытие, скорость менее 45 миль в час. (Обратите внимание, однако, что большая часть вождения также происходит в этих условиях, поэтому эта распространенность ничего не говорит об относительном риске этих состояний для аварий, связанных с отвлечением внимания). из естественных исследований вождения (см., в частности, Sayer et al., 2005). Кроме того, Stutts и соавт. (2005) писал (стр. 1100, текст в квадратных скобках добавлен):

». . .Водители предпочитают заниматься ими [ второстепенных видов деятельности ] в «более безопасное» время на дороге».

Некоторые натуралистические и квазинатуралистические исследования показали запуск задач в периоды низкой плотности движения или другого адаптивного поведения вождения. Однако многое еще предстоит изучить в отношении сложности и разнообразия стратегий и суждений, которые водители делают в этом отношении; многое еще предстоит понять.Среди открытых вопросов — зависит ли стратегический выбор от возраста водителя, опыта и других демографических факторов, а также от региона, типов сценариев вождения (например, факторов окружающей среды, трафика и дорожных условий). Эти вопросы являются вопросами, для которых несколько источников данных могли бы играть взаимодополняющие роли при разработке новых программ исследований. Они важны, поскольку могут иметь последствия для подходов к смягчению последствий и контрмерам (например, особенно в области систем активной безопасности).Тем не менее, исследовательские проекты, специально предназначенные для изучения стратегического выбора водителей во время вождения, все еще немногочисленны.

Безопасность | Стеклянная дверь

Пожалуйста, подождите, пока мы проверим, что вы реальный человек. Ваш контент появится в ближайшее время. Если вы продолжаете видеть это сообщение, отправьте электронное письмо чтобы сообщить нам, что у вас возникли проблемы.

Veuillez терпеливейший кулон Que Nous vérifions Que Vous êtes une personne réelle. Votre contenu s’affichera bientôt.Si vous continuez à voir ce сообщение, связаться с нами по адресу Pour nous faire part du problème.

Bitte warten Sie, während wir überprüfen, dass Sie wirklich ein Mensch sind. Ихр Inhalt wird в Kürze angezeigt. Wenn Sie weiterhin diese Meldung erhalten, Информировать Sie uns darüber bitte по электронной почте и .

Эвен Гедульд А.У.Б. terwijl мы verifiëren u een человек согнуты. Uw содержание wordt бинненкорт вергегевен. Als u dit bericht blijft zien, stuur dan een электронная почта naar om ons te informeren по поводу ваших проблем.

Espera mientras verificamos Que eres una persona real. Tu contenido se sostrará кратко. Si continúas recibiendo este mensaje, информация о проблемах enviando электронная коррекция .

Espera mientras verificamos Que eres una persona real. Tu contenido aparecerá en краткий Si continúas viendo este mensaje, envía un correo electronico a пункт informarnos Que Tienes Problemas.

Aguarde enquanto confirmamos que você é uma pessoa de verdade.Сеу контеудо será exibido em breve. Caso continue recebendo esta mensagem, envie um e-mail para Para Nos Informar Sobre O Problema.

Attendi mentre verificiamo che sei una persona reale. Il tuo contenuto verra кратко визуализировать. Se continui a visualizzare questo message, invia удалить все сообщения по электронной почте indirizzo для информирования о проблеме.

Пожалуйста, включите Cookies и перезагрузите страницу.

Этот процесс выполняется автоматически.Вскоре ваш браузер перенаправит вас на запрошенный вами контент.

Пожалуйста, подождите 5 секунд…

Перенаправление…

Код: CF-102/6dfdf52e9c510c54

Один размер подходит всем: коллапс контекста, стратегии самопрезентации и языковые стили на Facebook | Журнал компьютерных коммуникаций

Аннотация

В этом исследовании эмпирически исследуется коллапс контекста на Facebook путем изучения влияния аудитории на контент и язык самораскрытия.Коллапс контекста — это процесс объединения разрозненных аудиторий в одну. Используя общедоступный лонгитюдный набор данных о поведении 6378 пользователей Facebook, исследование показало, что размер и неоднородность сетей людей были положительно связаны с количеством публикуемых ими текстовых обновлений статуса, но отрицательно связаны с изменчивостью языкового стиля этих обновлений в течение 12 месяцев. Результаты показывают, что люди управляют своей онлайн-самопрезентацией способами, которые согласуются с наименьшим общим знаменателем, воображаемой аудиторией и предложениями по приспособлению.Размер сети был положительно связан с долей позитивного эмоционального языка и отрицательно с негативным эмоциональным языком, тогда как неоднородность имела противоположный эффект.

Около половины земного шара (76% пользователей Интернета) регулярно взаимодействуют в социальных сетях (SNS) (Poushter, 2016), чтобы оставаться на связи с семьей/друзьями, устанавливать отношения (Smith, 2011), поддерживать рабочие связи (Olmstead, Lampe , & Ellison, 2016) и т. д. Поскольку каждая из разнообразных социальных целей может иметь уникальную целевую аудиторию, людям может быть сложно сформулировать сообщения, относящиеся к подмножествам сети (например,г., моменты отпуска больше подходят для семьи, чем для коллег).

Это явление — коллапс контекста (boyd, 2002; Davis & Jurgenson, 2014; Litt, 2012; Meyrowitz, 1986) — возникает, когда некоторые сферы сети, в основном не связанные цифровым способом, объединяются, чтобы размыть границы разделения. Коллапс контекста становится более распространенным, когда сети эго 1 онлайн (далее сети) увеличиваются в размерах и разнородны. Социальные сети могут связывать сегментированные группы, побуждая людей делиться контентом со всей своей сетью, что может быть неудобным, учитывая разрыв между надлежащим поведением для всей сети и различных подгрупп.Хотя некоторые социальные сети предоставляют настраиваемые параметры конфиденциальности для ограничения доступа к определенному контенту для разных людей, пользователи вряд ли будут их использовать (Wisniewski, Knijnenburg, & Lipford, 2014).

Коллапс контекста потенциально может повлиять на количество и характер самораскрытия в социальных сетях. Поскольку раскрытие информации в Интернете и контекст влияют на суждения об уместности (Базарова, 2012), люди используют различные стратегии самопрезентации, чтобы компенсировать коллапс контекста: самоцензуру (Marwick & boyd, 2011; Vitak, Blasiola, Patil, & Litt, 2015), логика дизайна (Oh & LaRose, 2016), использование расширенных настроек конфиденциальности (Vitak, 2012) или адаптация сообщений для конкретной аудитории (Bazarova, Choi, Schwanda Sosik, Cosley, & Whitlock, 2015; Lin & Qiu, 2013).

Тем не менее, исследования на сегодняшний день в основном сосредоточены на том, как коллапс контекста может повлиять на то, сколько раскрывают люди (Vitak, 2012; Wang, Burke, & Kraut, 2016). В меньшем количестве эмпирических исследований изучается, могут ли содержание (что) и язык (как) характеристики такого раскрытия информации измениться из-за коллапса контекста. Многие исследования подтверждают ключевую роль аудитории в процессе принятия решений до публикации (Burke, Marlow, & Lento, 2009; Oeldorf-Hirsch, Hecht, Morris, Teevan, & Gergle, 2014; Sleeper et al., 2013). Другие исследовали раскрытие эмоций, которое зависит от состава аудитории (Bazarova et al., 2015; Burke & Develin, 2016). Тем не менее, мало что известно о том, как аудитория влияет на содержание и язык сообщений помимо их эмоциональной окраски. Наконец, в большинстве исследований использовались данные самоотчетов (например, Binder, Howes, & Sutcliffe, 2009; Vitak, 2012). Эмпирических исследований с использованием поведенческих данных немного, и в основном использовались подходы, основанные на данных, такие как машинное обучение (Wang et al., 2016).

Мы вносим важный вклад в разрушение контекста, интегрируя и тестируя теоретические процессы приспособления к общению, наименьший общий знаменатель и воображаемую аудиторию с продольными поведенческими данными. Мы оцениваем, насколько пользователей раскрывают себя, а также как и что они раскрывают в текстовых обновлениях статуса Facebook, связывая вариативность языкового стиля, эмоциональное выражение и контент, связанный с людьми, с размером и разнородностью сетей.Лингвистические данные позволяют нам исследовать прямой продукт стратегий управления впечатлением, независимо от способности пользователей самостоятельно сообщать о них. Фактически, мы первыми оценили вариации языкового стиля в нескольких обновлениях текстовых статусов, чтобы наблюдать за адаптацией аудитории с течением времени, а также первыми, кто использует открытые поведенческие данные, позволяющие их проверку/воспроизведение.

Теория и гипотезы

Понимание коллапса контекста

Коллапс контекста происходит, когда встречаются люди, информация и нормы из разных условий (boyd, 2002; Marwick & boyd, 2011; Meyrowitz, 1986).Исследователи заметили, что с появлением социальных сетей границы, разделяющие групповые онлайн-сообщества, начали стираться (boyd & Heer, 2006). Свернутые контексты объединяют несколько аудиторий в одну и заставляют пользователей управлять личными границами и онлайн-идентификацией в рамках различных наборов норм (boyd, 2002).

Контекст можно понимать с точки зрения ролевой идентичности и связанных сетей (Davis & Jurgenson, 2014). Индивиды относятся друг к другу через различные социальные роли и представляют себя в зависимости от контекста , создавая специфичное для ситуации измерение своей идентичности.Поскольку каждая ситуация влечет за собой разные нормы и ожидания, правильное представление себя в одном контексте может не сработать в другом контексте. Это также может происходить в офлайн-коммуникациях: телефонные звонки могут прерывать разговоры и приводить к ролевым конфликтам, поскольку «мы (…) вынуждены жонглировать чувствами двух наших аудиторий» (Ling, 2008, стр. 65). Даже при общении лицом к лицу (например, столкновение с коллегой во время интимной беседы) может возникнуть неловкость, когда человек пытается оптимально управлять двумя разрозненными идентичностями — личной и рабочей.Тем не менее, эти ситуации по своей сути синхронны и часто требуют физического соприсутствия, тогда как социальные сети, не имеющие контекстуальных границ, могут создавать дополнительные сложности. Таким образом, Контекстный коллапс показывает, как различные сегменты социальной сети пользователя объединяются на этих платформах потенциально неудобным образом (Marwick & Boyd, 2011).

Здесь мы исследуем коллапс контекста, используя показатели размера и неоднородности сети. Размер — это количество людей в сети человека, тогда как неоднородность — это степень, в которой связи человека составляют , а не друзей друг с другом.Размер естественным образом отражает степень расширения сети. Неоднородность измеряет степень фрагментации сети человека. Например, у человека А может быть 100 друзей на Facebook, и все они подключены, тогда как у человека Б может быть такое же количество друзей, но ни один из них не подключен. Поскольку друзья из одной и той же аудитории (например, из школьной группы), скорее всего, связаны между собой, отсутствие взаимодействия между друзьями человека Б предполагает, что эти друзья могут принадлежать к разным социальным сферам и обладать уникальной информацией и ресурсами, в то время как тесные связи между людьми Друзья А указывают на единую сплоченную группу.Этот принцип составляет основу выдающейся гипотезы «силы слабых связей» (Granovetter, 1973) и получил последовательное эмпирическое подтверждение (например, Shen, Monge, & Williams, 2014).

Контекстный коллапс и стратегии самопрезентации

Чтобы исследовать самопрезентацию и идентичность в Интернете, необходимо понять, как люди интерпретируют свою идентичность в социальном взаимодействии. Обычная линза, используемая для объяснения идентичности в эпоху социальных сетей, — это драматургическая метафора Гоффмана в «Представлении себя» (1959).Для Гоффмана представление себя в повседневных социальных ситуациях — это непрерывный процесс управления впечатлением и производительностью. Аудитория разделена, и каждой представлены разные представления, гарантируя, что впечатления отдельных людей связаны с конкретной обстановкой, в которой происходит взаимодействие. Социальные сети предлагают этап , на котором пользователи могут проявить свою публичную личность, поделившись тем, что они хотят, чтобы другие люди видели в качестве их представителей. Проблема возникает, когда представление подходит для одной группы, но не подходит для других.В социальных сетях выступления одновременно демонстрируются нескольким аудиториям, которые больше не разделены. Несколько результатов возможны, учитывая эти проблемы.

Количество обновлений статуса

Когда люди имеют меньшие, более однородные сети, раскрытие информации вызывает небольшой конфликт для самопрезентации. Действительно, самораскрытие было положительно связано с плотностью сети (Wang et al., 2016). По мере того, как социальные сети увеличиваются в размерах и разнородны, пользователи могут испытывать больше опасений, потому что управлять впечатлениями становится все труднее, поскольку социальные сферы сталкиваются в одном и том же онлайн-пространстве.Одна из стратегий смягчения таких опасений состоит в том, чтобы уменьшить частоту, с которой информация передается в социальных сетях: реже раскрывая свою личность, люди снижают риск передачи ее аспекта ненадлежащей части своей сети, тем самым сводя к минимуму возможность смущения. . Таким образом, по мере увеличения размера и разнородности сети люди будут меньше публиковать сообщения в социальных сетях. Хотя вышеупомянутое объяснение имеет явную интуитивную привлекательность, эмпирические результаты не всегда подтверждают его: было обнаружено, что количество раскрытий информации увеличивается по мере увеличения как размера аудитории, так и ее разнообразия (Vitak, 2012), в то время как другие исследователи пришли к неоднозначным результатам в отношении размер сети (Wang et al., 2016). Это может быть связано с несоответствием между заботой о конфиденциальности и поведением пользователей, раскрывающих информацию о себе (Debatin, Lovejoy, Horn, & Hughes, 2009), что предполагает, что, даже когда пользователи осознают риск неуместного раскрытия информации о себе, они могут не предпринимать никаких действий. Это. Более того, по мере того, как сети увеличиваются в размерах и разнородности, увеличивается и количество причин оставаться в контакте с различными группами людей, предоставляя новые возможности для размещения сообщений. Соответственно, чем больше контактов в соцсетях, тем более активным должен стать человек на платформе.Принимая во внимание эти два альтернативных процесса, мы представляем две пары конкурирующих гипотез о характеристиках сети SNS и количестве обновлений статуса:

h2: пользователи с большей сетью имеют: (а) меньшее или (б) большее количество публикуемых статусов. обновления.

h3: Пользователи с более разнородной сетью имеют: (а) меньше или (б) больше обновлений статуса.

Изменчивость лингвистического стиля в обновлениях статуса текста

Стратегии онлайновой самопрезентации могут зависеть не только от того, сколько информации раскрывают пользователи, но и от того, какую информацию они предпочитают раскрывать в зависимости от своей аудитории.Предыдущие исследования показывают, что одним из наиболее близких и непосредственных отражений приспособления говорящего к аудитории является языковой стиль (Bell, 1984; Danescu-Niculescu-Mizil, Gamon, & Dumais, 2011), который относится к аспектам языка, указывающим на то, как Сказано вещей, независимо от содержания (т. е. того, что сказано ). Мы выдвигаем предложения о возможных языковых стратегиях адаптации аудитории.

Теория коммуникативной аккомодации (CAT) (Giles, 2008) предполагает, что люди корректируют свою речь в ответ на групповые различия.Люди, как правило, больше сходятся, когда у них есть мотивация искать одобрения у своих собеседников (Palomares, Giles, Soliz, & Gallois, 2016). При рассмотрении процессов адаптации в отношении социальных сетей объяснение CAT основывается на восприятии отправителем того, кто является получателем, а также того, что ожидается и является нормативным. В зависимости от этого восприятия люди будут соответствующим образом адаптировать свой язык. Например, язык будет различаться при общении с членом своей или чужой группы, потому что стандарты и соглашения о том, что уместно, меняются (Palomares et al., 2016). По мере того, как размер сети человека увеличивается, количество собеседников, к которым ему нужно приспособиться, также увеличивается. Языковой стиль, принятый для приспособления к одной намеченной цели, может измениться для другой, потому что разные люди имеют разные нормы и ожидания, что имеет значение для использования языка. Таким образом,

h4: Пользователи с большей сетью имеют большую вариативность языкового стиля.

Хотя необходимость адаптации к различным нормам интуитивно будет сопровождаться большей изменчивостью языкового стиля при обновлении статуса, другие соображения могут иметь значение, когда пользователи сталкиваются с необходимостью обращения к множественной или разнородной аудитории.Часто пользователи создают «мысленную концептуализацию людей, с которыми они общаются» (Litt, 2012, стр. 331). Другими словами, пользователи создают воображаемую аудиторию , посредством чего они формируют суждения, чтобы ограничить такую ​​аудиторию своими собственными желаниями охватить определенных людей или группы, несмотря на то, что они осознают практически неограниченный характер аудитории социальных сетей (Litt, 2012; Марвик и Бойд, 2011). Воображаемая аудитория может не совпадать с реальной аудиторией, но, возможно, именно первая определяет стратегии самопрезентации пользователей в социальных сетях, позволяя им оценить нормативный характер своего онлайн-поведения и раскрытия информации.Например, те, кого считают реальными друзьями, а не знакомыми в Facebook, с большей вероятностью будут частью такой воображаемой аудитории. Чтобы получить более тонкое и субъективное восприятие аудитории , исследователи начали рассматривать фактические офлайн-соединения в дополнение к общему количеству контактов в Facebook для изучения результатов социальных сетей (Ellison, Steinfield, & Lampe, 2011).

Расширяя идею воображаемой аудитории, подход Хогана (2010) с наименьшим общим знаменателем к онлайновой самопрезентации постулирует, что пользователи справляются с коллапсом контекста, обмениваясь информацией, которая оптимально подходит для всех сегментов аудитории.Однако «при представлении контента не нужно учитывать всех, а только две группы: тех, для кого мы стремимся представить идеализированный фронт, и тех, кто может найти этот фронт проблематичным» (стр. 383). Например, публикуя информацию о вечеринке в Facebook, у подростка может быть целевая аудитория (например, школьные друзья), но он также должен учитывать, что его сообщение будет видно другим получателям (например, родителям), у которых есть альтернативные стандарты уместности. . Непреднамеренная аудитория может влиять на стратегии самопрезентации пользователей в той же степени, что и целевая аудитория.

Объединяя обоснования Hogan (2010) и CAT, языковая аккомодация будет зависеть от степени неоднородности сети и различий между сегментированными группами. Пользователи социальных сетей адаптируют свои языковые стили, основываясь на своем восприятии предполагаемой и непреднамеренной аудитории. Например, вульгарность может быть более приемлемой для друзей, чем для родителей. Проблемы уместности со стороны нескольких разрозненных групп наложат ограничения на использование языка и его вариации.Таким образом, для отправки сообщений, оптимально адаптированных ко всем сегментам сети, и повышения ее общего уровня адекватности языковая вариативность будет низкой.

h5: Пользователи с более гетерогенной сетью имеют меньшую изменчивость языкового стиля.

Выражение эмоций и раскрытие личной информации

Пользователи обмениваются эмоциями и личным опытом в социальных сетях не только как способ самопрезентации, но и для поиска социальной поддержки. Было обнаружено, что выражение положительных и отрицательных эмоций является надежным индикатором самораскрытия в социальных сетях (Wang et al., 2016). Мы стремимся понять, влияет ли коллапс контекста, измеряемый размером и разнородностью онлайновых социальных сетей людей, на выражение эмоций, поскольку пользователи, раскрывающие как положительные, так и отрицательные эмоции, могут испытывать большее субъективное благополучие.

Одной из возможных стратегий управления онлайн-впечатлениями является «позитивная самопрезентация» (т. е. выделение социально желательных частей личности), которая, как было установлено, повышает субъективное благополучие (Kim & Lee, 2011).Однако состав аудитории не всегда может способствовать положительной самопрезентации (Lee-Won, Shim, Joo, & Park, 2014), и обмен негативными эмоциональными переживаниями также может принести пользу. Тем не менее, негативные самораскрытия можно оценить менее благосклонно, чем позитивные (Базарова, 2012). Эти две стратегии часто противоречат друг другу, учитывая разные затраты и преимущества обмена положительными и отрицательными эмоциями. Размер сети и неоднородность могут предсказать, как эти конфликтующие стратегии связаны с выражением эмоций.

Вещание для более широкой аудитории может усилить мотивацию людей управлять своими впечатлениями, поскольку большие размеры группы часто повышают конформизм и желание нравиться (Insko, Smith, Alicke, Wade, & Taylor, 1985). Наличие крупной социальной сети в Интернете может, в свою очередь, увеличить потребность людей в управлении впечатлениями, поскольку общение с большими группами побуждает людей сосредоточиться на себе, а не на своей аудитории (Barasch & Berger, 2014). Действительно, люди с более крупной социальной сетью Facebook чаще выражали положительные, а не отрицательные эмоции при обновлении статуса, хотя эти эффекты могут быть рекурсивными, учитывая, что те, у кого больше потребность в самопрезентации, склонны поддерживать большую сети (Лин, Тов и Цю, 2014).Напротив, небольшие сети могут снизить потребность людей в управлении своими впечатлениями и поощрять «узкое вещание», которое больше внимания уделяет партнерам по взаимодействию в их общении (Barasch & Berger, 2014). Имея меньшую потребность сохранять лицо, люди могут предпочесть выражать больше негативных эмоций, особенно для получения социальной поддержки. Кроме того, поскольку негативные темы могут содержать больше личной информации, их распространение может считаться более уместным в менее публичных местах. На Facebook люди с меньшим размером сети, как правило, имеют больший процент негативных сообщений (Burke & Develin, 2016).

Помимо эмоциональной валентности, степень, в которой люди раскрывают личные вопросы, такие как проблемы, связанные с работой или домом, может быть лучшим показателем того, насколько состав аудитории в социальных сетях может обусловливать стратегии самопрезентации. Раскрытие личных данных в социальных сетях стало обычным явлением (Tsay-Vogel, Shanahan, & Signorielli, 2016), и даже очень личная информация часто включается в профили пользователей (Nosko, Wood, & Molema, 2010). Местоимения первого лица единственного числа (например, я, мой ) также сигнализируют о самораскрытии.Их использование в обновлениях статуса демонстрирует их самоориентацию, служащую целям самоутверждения и самовыражения (Базарова и Чой, 2014). Они также отражают вербальную непосредственность, часто используемую в неформальном социально ориентированном общении (Pennebaker & King, 1999).

Хотя обновление статуса может быть удобным и эффективным инструментом публичного самовыражения, раскрытие личной информации через этот относительно общедоступный канал может подвергнуть сомнению определенные контакты в сети, учитывая большую аудиторию и их восприятие уместности раскрытия частной информации.Этот риск, возможно, ниже для более обособленного раскрытия информации с меньшим личным участием. Таким образом, пользователи с более крупными сетями могут свести к минимуму раскрытие личной информации по сравнению с пользователями с меньшими сетями.

H5: Пользователи с более широкой сетью выражают: (а) больше положительных эмоций, (б) меньше отрицательных эмоций и (в) меньше слов, связанных с людьми, и местоимений первого лица единственного числа в текстовых обновлениях статуса.

Помимо размера социальной сети, фрагментация внутри сетей может коррелировать с тем, как люди выражают свои эмоции.Люди, встроенные в разрозненную сеть, как правило, более нестабильны и менее доверяют своим контактам (Granovetter, 1973). Одной из причин такой хрупкости является нехватка времени: когда связи не подкрепляются взаимными контактами, поддержание отношений требует больше времени и усилий (см. Stovel, Golub, & Milgrom, 2011), что может привести к менее частому выражению отрицательных эмоций и выражению положительных. эмоции чаще для поддержания положительной самопрезентации.

Напротив, в сети, где контакты человека соединены друг с другом, эта избыточность связей увеличивает чувство доверия среди участников социальной сети, поскольку оппортунистическое поведение легко улавливается (Coleman, 1988).Люди, вовлеченные в тесно связанные сети, как правило, испытывают большее чувство доверия и социальной поддержки. В результате они могут чувствовать себя более комфортно, раскрывая больше отрицательных эмоций в качестве стратегии получения поддержки, тогда как в более разреженных и разрозненных сетях нормой является сосредоточение внимания на положительных, а не на отрицательных эмоциях (Leary, 1995). Кроме того, выражение отрицательных эмоций является более личным, чем выражение положительных эмоций (Finkenauer & Rimé, 1998), и для их размещения лучше подходят более плотные сети сильных связей.Эмпирически люди с более плотной онлайн-сетью раскрывают больше эмоций на Facebook (Burke & Develin, 2016).

Наконец, неоднородные сети также могут создавать проблемы для раскрытия личной информации. Бейм и Бойд (2012) утверждают, что при размещении сообщений для разных аудиторий роли пользователей по отношению к более или менее близким людям — семье и близким друзьям по сравнению со знакомыми — необходимо обсуждать каждый раз, когда они раскрывают частную информацию, поскольку это может повлиять на их отношения с определенными лицами.В соответствии с этим люди могут чувствовать себя незащищенными, рассказывая о повседневной жизни, поскольку они знают, что аудиторию составляют несколько отдельных групп с различными наборами норм и ожиданий уместности, а не сплоченная группа. Таким образом,

H6: Пользователи с более разнородной сетью выражают: (а) больше положительных эмоций, (б) меньше отрицательных эмоций и (в) меньше слов личного содержания и местоимений первого лица единственного числа в текстовых обновлениях статуса.

Метод

Данные

Мы получили доступ к анонимным базам данных от проекта myPersonality (mypersonality.орг; Kosinski, Stillwell, & Graepel, 2013), который поддерживает общедоступные данные для академического использования. 2 Данные включали демографические данные пользователей, текстовые обновления статуса и дружбу на Facebook. В анализ были включены только пользователи со всеми тремя типами данных.

Сетевые данные

Единая сеть была построена с использованием основной таблицы дружбы myPersonality (224 миллиона диад). Затем эгоцентричные сети пользователей были построены из основной сети. Размер сети и неоднородность были рассчитаны для подмножества пользователей, для которых также были доступны лингвистические переменные, с использованием пакета igraph для сетевого анализа R (Csardi & Nepusz, 2006).Пользователи, у которых было очень мало подключений, были исключены, поскольку их сети были слишком малы (и, вероятно, неполны) для расчета значимых показателей сети. В соответствии с Kosinski, Bachrach, Kohli, Stillwell и Graepel (2014) были включены только пользователи, размер сети которых составлял не менее 20. Окончательный набор данных содержал 6 971 пользователя и 2 063 500 обновлений статуса, которые были собраны и обработаны с помощью программы для анализа текстов Linguistic Inquiry and Word Count (LIWC) ежемесячно с апреля 2010 года по апрель 2011 года.

Текстовые обновления статуса и лингвистические данные

Лингвистический анализ проводился только для пользовательских текстовых обновлений статуса (далее — обновления статуса). Общие ссылки или медиа не учитывались, так как мы уделяем особое внимание использованию языка пользователями. Исходный набор данных включает 22 миллиона текстовых сообщений от 154 000 пользователей с января 2009 г. по ноябрь 2011 г. Мы использовали LIWC для изучения изменчивости языкового стиля людей при обновлении статуса (Pennebaker, Booth, Boyd, & Francis, 2015).LIWC рассчитывает процентное соотношение различных языковых категорий (например, служебных слов, эмоционального тона) к общему количеству слов в тексте (раздел «Лингвистические показатели»). Чтобы рассчитать изменчивость языкового стиля с течением времени, мы включили только постоянно активных пользователей в течение 12 месяцев, ежемесячно собирая обновления статуса отдельных лиц, а затем подсчитывая общее количество слов за каждый месяц. Пользователь оценивался как последовательно активных , если его общее количество слов каждый месяц достигало не менее 50 слов в течение 12 месяцев подряд (Pennebaker, 2011).Это помогло гарантировать, что лингвистические переменные не будут давать интерпретируемых нулевых значений, поскольку не будет возможности различить нулевые значения, указывающие на отсутствие лингвистической изменчивости, и те, которые возникают из-за отсутствия активности. Затем мы выбрали год с наибольшим количеством постоянно активных пользователей, с апреля 2010 г. по апрель 2011 г. Наконец, поскольку набор данных myPersonality содержит обновления статуса на нескольких языках, данные были проверены вручную, а случаи, отличные от английского, удалены после применения всех других фильтров. и наш последний образец был идентифицирован.Эти случаи составили примерно 4,7% выборки.

Меры

Демографический контроль

В качестве демографических переменных служили возраст пользователей (M = 24,74, SD = 8,65) и пол, которые представляли собой информацию о себе, доступную в профилях. Пол был закодирован как дихотомический (1 = женский), а возраст был рассчитан путем вычитания года рождения из 2011 года (когда были собраны обновления статуса). В анализ были включены только пользователи в возрасте от 13 до 100 лет.Верхний предел был установлен равным 100, поскольку люди, сообщившие о более чем 100, с меньшей вероятностью предоставят точную информацию. Около 31% пользователей были мужчинами (таблица 1). Эти демографические данные согласуются с общими выборками myPersonality, в частности с преобладанием молодых пользователей и женщин (Bachrach, Kosinski, Graepel, Kohli, & Stillwell, 2012). По сравнению со всей выборкой myPersonality наша выборка из 6378 пользователей немного моложе (25,31 против 24,73; p < 0,001) и включает больше женщин (64,001).73% против 69,57%, p < 0,001).

Таблица 1

Переменная Описательная статистика (N = 6378)

Сеть размер 0,940 0,012 0,038 0,024 0,322
Переменная . М . Медиана . SD .
Age 24.73 22 22 8.63 80668 Количество обновлений 300.6 247 192.06
418,5 330,5 371,38
Гетерогенность (оригинальная мера) 0,963 0,135
Гетерогенность (остаточная) .021 .021 .107 .107 Функциональные слова (%) 46.89 47.72 5.64 5.64
Функциональные слова (SD) .041 0,018
Когнитивные процессы (%) 9,84 9,87 1,87
Когнитивные процессы (SD) 0,023 0,008
Неофициальная речь (%) 4.03 3.58 2.28 2.28
неформальная речь (SD) .016 .016 .014 .008
411217.672 0,676 +0,098
Негативный / Affect соотношение 0,317 0,097
Человек-родственные слова (%) 5,55 5,50 1,48
Поёт от первого лица. Местоимения (%) 5.83 5.83 5.86 1.87 1,87
гендер 69,57% (F)
0,012 5,64 .
Переменная . М . Медиана . SD .
Возраст 24,73 22 8,63
Количество обновлений 300,6 247 192,06
Размер сети 418,5 330,5 371,38
Неоднородность (исходная мера) .940 +0,963 0,135
Гетерогенность (остаточная) 0,021 0,107
Функциональные слова (%) 46,89 47,72
Функциональные слова (SD) .041 .038 .018
Когнитивные процессы (%) 9.84 9.87 9.87 1,87 9068 .024 .023 .008 .008 .008 неформальная речь (%) 4.03 3.58 2.28
неформальная речь (SD) .016 0,014 0,008 0,008 0,008
положительный / аффективный соотношение .672 .676 .098 . 098
отрицательный / аффективный соотношение .322 .317 .097
Слова, связанные с людьми (%) 5.55 5,50 1,48
Поет от первого лица. Местоимения (%) 5.83 5.83 5.87 1.87 1,87
гендер 69,57% (F)
Таблица 1

Переменная описательная статистика (N = 6,378)

0,016 0,672
Переменная . М . Медиана . SD .
Возраст 24,73 22 8,63
Количество обновлений 300,6 247 192,06
Размер сети 418,5 330,5 371,38
Неоднородность (исходная мера) ,940 ,963 ,135
Неоднородность (остаточная) 9,0718 9,0712 9,0712021 .107
46.89 47.72 47.64 5.64
.041 .041 .038 .018 0668 Когнитивные процессы (%) 9.84 9.87 1,87 1.87
Когнитивные процессы (SD) .024 .024 023 .008 .0068 Неофициальная речь (%) 4.03 3,58 2,28
Неформальная речи (SD) 0,014 0,008
Положительный / Affect соотношение 0,676 0,098
отрицательный / повлиять на соотношение .322 .317 .317 . 0997 9 5.55 5.55 5.50 1.48
Первый человек поет.Местоимения (%) 5.83 5.83 5.86 1.87 1,87
гендер 69,57% (F)
Сеть размер 0,940 0,038 0,024 0,322
Переменная . М . Медиана . SD .
Возраст 24,73 22 8,63
Количество обновлений 3

7 36
247 192,06
418,5 330,5 371,38
Гетерогенность (оригинальная мера) 0,963 0,135
Гетерогенность (остаточный ) .012 .021 .107 47.72 47.72 57.72 5.64
Функциональные слова (SD) .041 0,018
Когнитивные процессы (%) 9,84 9,87 1,87
Когнитивные процессы (SD) 0,023 0,008
Неофициальная речь (%) 4.03 3.58 2.28 2.28
неформальная речь (SD) .016 .016 .014 .008
411217.672 0,676 +0,098
Негативный / Affect соотношение 0,317 0,097
Человек-родственные слова (%) 5,55 5,50 1,48
Поёт от первого лица. Местоимения (%) 5.83 5.83 5.86 1.87 1,87
гендер 69,57% (F)

Пользовательские данные не были последовательно доступны на всех доступных наборах данных.Отсутствующие данные были особенно проблематичными для возраста. Сравнение случаев с возрастом и без него выявило различия в размерах (M = 99,59, SD = 145,21 и M = 418,35, SD = 371,05 соответственно; t(1381,5) = -41,675, p < 0,001), неоднородности (M = . 61, SD = 0,19 по сравнению с M = 0,94, SD = 0,13, t(620,76) = -40,233, p < 0,001) и количество обновлений (M = 245,16, SD = 117,63 по сравнению с M = 300,54, SD = 192,58, t(868,61) = -10,1, p < 0,001). Наконец, в 25 случаях отсутствовали данные о поле.Учитывая эти различия, результаты представлены для 6 378 случаев, для которых имеются полные данные (таблица 1).

Сетевые меры

Размер сети: Размер (гипотезы 1, 3 и 5) измерялся путем подсчета общего числа контактов человека в сети Facebook (Wasserman & Faust, 1994) с логарифмическим преобразованием из-за асимметрии (3.28).

Неоднородность сети: Неоднородность (гипотезы 2, 4 и 6) представляет собой отношение несвязанных связей к общему количеству возможных связей в сети, основанное на формуле плотности сети (Wasserman & Faust, 1994):

Неоднородность=1-Lg (g−1)/2

, где L — количество связей, присутствующих в сети, а g — количество людей в ней.В наш расчет не включался сам человек и все связи с ним. Теоретически этот показатель находится в диапазоне от 0 до 1 (табл. 1): 0 означает, что все контакты соединены между собой, а 1 — что контакты не связаны друг с другом. В социальных сетях неоднородность и размер коррелируют ( r = 0,39, p Kosinski et al. (2014): размер был логарифмически преобразован и регрессирован на неоднородность, а полученные остатки использовались в качестве меры неоднородности сети.

Лингвистические меры

Количество обновлений статуса

Этот показатель результата был рассчитан путем суммирования количества обновлений статуса Facebook, опубликованных каждым пользователем за указанный период времени.Как и в случае с большинством данных подсчета, эта переменная имела ненормальное распределение с множеством низкочастотных вхождений (см. Анализ данных). В дополнение к общему количеству обновлений статуса, анализ LIWC применялся к ежемесячным агрегированным обновлениям статуса пользователем, чтобы получить две отдельные лингвистические переменные: изменчивость лингвистического стиля и кумулятивный процент лингвистических категорий.

Вариативность языкового стиля

Поскольку это исследование сосредоточено на стратегиях адаптации языкового стиля к аудитории, были выбраны лингвистические категории, которые отражают стиль , а не содержание , чтобы четко различать то, как и то, что раскрывают люди.Различие существовало с момента раннего развития LIWC (Tausczik & Pennebaker, 2010), чтобы показать, что слова стиля, такие как местоимения или артикли, являются наиболее распространенными в регулярном коммуникативном обмене и отражают психологические процессы, которые не зависят от содержания сообщения. конкретное общение. То же различие оказалось значимым в недавней работе по аккомодации языковых стилей (см. Danescu-Niculescu-Mizil et al., 2011). Следовательно, вариативность языкового стиля является значимой мерой адаптации аудитории.Высокая степень изменчивости обновлений статуса пользователей может указывать на то, что разные раскрытия информации адресованы разным, а не одной конкретной аудитории. Необходима осторожность при интерпретации психологических последствий мер. Цель настоящего проекта состоит не в том, чтобы понять индивидуальные различия в стилях общения, а в том, чтобы измерить степень, в которой эти стили изменяются в связи с коллапсом контекста.

Для изучения изменчивости лингвистического стиля были выбраны три измерения LIWC: служебные слова, когнитивные процессы и неформальная речь.Функциональные слова включают в себя местоимения, предлоги или союзы, среди других слов стиля (например, в любом случае , вы или делает ). Когнитивные процессы, включая подкатегории, такие как каузальные слова (например, , потому что , , следовательно, ) и слова-инсайты (например, думать , знать ), отражают стили мышления. Наконец, неформальная речь относится к маркерам разговорного языка, таким как ругательства или наполнители (например, дерьмо , вроде ).Например, обновление статуса « Так, например, мне только что сказали, что мои друзья злятся на меня, потому что мне наплевать» имеет 65% служебных слов, 10% когнитивных процессов и 15 % неформальной речи.

Изменчивость лингвистического стиля при обновлениях статуса была получена путем расчета стандартного отклонения процентов LIWC для каждой выбранной языковой категории в совокупных ежемесячных обновлениях статуса за 12-месячный период. Большое стандартное отклонение указывало на то, что пользователь значительно изменил стили речи за 12-месячный период.Мы решили ежемесячно агрегировать обновления статуса, а затем ежемесячно выполнять анализ LIWC и вычислять стандартное отклонение, а не для отдельных обновлений статуса по двум причинам. Во-первых, анализ LIWC требует не менее 50 слов, чтобы быть надежным, однако большинство обновлений статуса, как правило, довольно короткие. Во-вторых, стандартное отклонение требует от пользователей постоянной активности в течение каждого периода. Таким образом, мы получили достаточно большую выборку постоянно активных пользователей с достаточным количеством точек данных для каждого пользователя для расчета стандартных отклонений.

Совокупный процент категорий языковых стилей

Для ежемесячных агрегированных обновлений статуса мы рассчитали кумулятивный процент, разделив количество слов в каждой из выбранных категорий LIWC на ​​общее количество слов, а затем умножив его на 100. Эта мера использовалась в качестве контрольной переменной в моделях, прогнозирующих изменчивость языкового стиля. , чтобы учесть индивидуальные различия в использовании языка (Pennebaker et al., 2015).

Отношение положительных/отрицательных эмоций к общему количеству аффективных слов

Эти два показателя были рассчитаны путем деления количества положительных/отрицательных слов на общее количество аффективных слов.

Слова личного содержания и местоимения первого лица единственного числа

Слова, связанные с людьми, указывают долю слов в каждом ежемесячном агрегате, которые соответствуют любой из шести категорий слов LIWC для личных забот: работа, отдых, дом, деньги, религия и смерть (например, бар, счет, Бог , или roomie ). Местоимения первого лица единственного числа указывают на совокупную долю слов, соответствующих категории слов LIWC «первое личное единственное число».В эту категорию входят различные артикуляции таких местоимений, например: я бы, я, сам.

Анализ данных

Для h2 и h3 среднее количество обновлений статуса (DV) было значительно меньше, чем дисперсия, с параметрами дисперсии, которые были очень значимыми (t-статистика 28,47 и 28,52 соответственно). Это предполагало, что отрицательная биномиальная модель была более подходящей, чем модель Пуассона. h4–H6 были протестированы с помощью семи регрессий с изменчивостью языкового стиля (служебные слова, слова когнитивных процессов, неформальная речь), соотношением эмоций, процентом слов, связанных с человеком, и местоимениями первого лица единственного числа в качестве зависимых переменных соответственно.

Результаты

Были протестированы две конкурирующие гипотезы, h2a и h2b, чтобы выяснить, связано ли увеличение размера сети человека с: (а) меньшим или (б) большим количеством обновлений статуса. С учетом возраста и пола размер сети был положительно связан с количеством обновлений статуса (z = 9,34, p <,001), поддерживая h2b (таблица 2). h3a и h3b проверяли, склонны ли люди с большей неоднородностью сети публиковать меньше или больше обновлений статуса (таблица 2).С учетом возраста, пола и размера сети неоднородность была положительно связана с общим количеством обновлений статуса (z = 6,94, p < ,001), поддерживая h3b.

Таблица 2

Модели отрицательной биномиальной регрессии, прогнозирующие количество обновлений статуса текста (N = 6378)

. N обновления H 1 . N обновления H 2 .
. коэф . с . коэф . с .
AGE -.009 *** 0008 .0008 -.010 *** 0008 9
Женский 0666 *** 0,0151 . 061***  .0150 
Размер (логарифм)  .071*** .0076 .082*** .0077
Отсоедините. .463 *0* .0* .0666
Модель AIC 81,865 81,819
. N обновления H 1 . N обновления H 2 .
. коэф . с . коэф . с .
AGE -.009 *** 0008 .0008 -.010 *** 0008 9
Женский 0666 *** 0,0151 . 061***  .0150 
Размер (логарифм)  .071*** .0076 .082*** .0077
Отсоедините. .463 *0* .0* . 0666
Модель AIC 81,865 81,819 81,819 81,819 9
9
Таблица 2

Отрицательные модели регрессии биномиальных бинокль прогнозируют количество обновлений состояния текста (N = 6,378)

. N обновления H 1 . N обновления H 2 .
. коэф . с . коэф . с .
Age -.009 *** -…009 *** 0008 0008 -.010 *** 0008 9
Женский .066 *** .0151 .061 *** .061 *** .0150
Размер (log) .071 *** .0076 .0076 .082 *** .0077
Отключить. .463 *0* .0* .0666
Модель AIC 81,865 81,819
. N обновления H 1 . N обновления H 2 .
. коэф . с . коэф . с .
AGE -.009 *** 0008 .0008 -.010 *** 0008 9
Женский 0666 *** 0,0151 . 061***  .0150 
Размер (логарифм)  .071*** .0076 .082*** .0077
Отсоедините. *** .0* .0666
Модель AIC 81,865 81,819 81,819 9
9 H4 Проверены ли размеры сети пользователей положительно связаны с их лингвистической изменчивостью стиля в обновлениях состояния . Модель использовала три лингвистических измерения: служебные слова, слова о когнитивных процессах и слова, использующие неформальную речь (таблица 3).Мы не обнаружили значимой связи между размером сети и служебными словами ( t = -0,495, p = 0,62), но ассоциации были значимыми и отрицательными для когнитивных процессов ( t = -3,82, p < . 001) и неформальной речи ( t = −4,53, p < 0,001). h4 не поддерживался. h5 проверял, связана ли гетерогенность сети с изменчивостью языковых стилей. h5 поддерживался во всех трех наблюдаемых измерениях языка ( t = −5.07, p < 0,001 для функциональных слов; t = -6,77, p < 0,001 для когнитивных процессов; t = −7,12, p < 0,001 для неформальной речи) (табл. 3, рис. 1).

Таблица 3

Регрессионные модели, прогнозирующие изменчивость лингвистического стиля (SD) — H 3 H 4

. Изменчивость функциональных слов . Познан. изменчивость процессов . Изменчивость неформальной речи .
. Б . т . Б . т . Б . т .
Возраст −.00007** −3,07 −.000006 -.46 -.00003 -.00003 -4.34
женщина -.001 † -1.84 -.0005 * -2.29 -2.29 ** — 3.21
Размер (журнал) -.0001 -.495 -.0004 *** -.0004 *** -3.82 -.0004 *** —4.53
Гетерогенность −.01*** −5,07 −.007*** −6.77 −005*** −7,12
Суммар. % -.001 *** -.001 *** -32.95 0007 *** 11.78 11.78 .0021 *** 60.24
Модель F 248.2 (DF = 5, 6372) 39,96 (df = 5, 6372) 850,8 (df = 5, 6372)
Прил. R 2   .16*** .030*** .40***
-.0005 *
. Изменчивость функциональных слов . Познан. изменчивость процессов . Изменчивость неформальной речи .
. Б . т . Б . т . Б . т .
Age -.00007 ** -3.07 -.000006 -.46 -.00003 -.00003 9934
Женский -.001 † -1.84 -.0005 * -2.29 -.0005 ** -.0005 ** -3.21
Размер (log) -.0001 -.495 -.495 *** −3,82 −0004*** −4.53
гетерогенность -.01 *** -.01 *** -5.07 -.007 *** -6.77 -.005 *** -79.12
Сперма. % -.001 *** -.001 *** -32.95 0007 *** 11.78 11.78 .0021 *** 60.24
Модель F 248.2 (DF = 5, 6372) 39,96 (df = 5, 6372) 850,8 (df = 5, 6372)
Прил.R 2 2 .16 *0* .0* .0* *** .40 * .40 ***
Таблица 3

Регрессионные модели Прогнозируя лингвистический стиль Изместимость (SD) -H 3 H 4

. Изменчивость функциональных слов . Познан. изменчивость процессов . Изменчивость неформальной речи .
. Б . т . Б . т . Б . т .
Age -.00007 ** -3.07 -.00 -.006 -.46 -.00003 -.00003 99.34
Женский -.001 † -1.84 -1.84 -.0005 * -2.29 -.0005 ** -3.21
Размер (log) -.0001 -.495 -.0004 *** -3.82 -.0004 *** -.0004 *** -4.53
гетерогенность -.01 *** -5.07 -.007 *** -6.77 −0,005*** −7,12
Суммар. % −0,001*** −32.95 .0007 *** .0007 *** 11.78 .0021 *** 60.24 60.24
Модель F 248.2 (DF = 5, 6372) 39.96 (DF = 5, 6372) 850.8 (df ​​= 5, 6372)
Прил. R 2   .16*** .030*** .40***
. Изменчивость функциональных слов . Познан. изменчивость процессов . Изменчивость неформальной речи .
. Б . т . Б . т . Б . т .
Возраст −.00007** −3,07 −.000006 -.46 -.00003 -.00003 -4.34
женщина -.001 † -1.84 -.0005 * -2.29 -2.29 ** — 3.21
Размер (журнал) -.0001 -.495 -.0004 *** -.0004 *** -3.82 -.0004 *** —4.53
Гетерогенность −.01*** −5,07 −.007*** −6.77 −005*** −7,12
Суммар. % -.001 *** -.001 *** -32.95 0007 *** 11.78 11.78 .0021 *** 60.24
Модель F 248.2 (DF = 5, 6372) 39,96 (df = 5, 6372) 850,8 (df = 5, 6372)
Прил. Р 2   .16*** .030*** .40*** 

Рисунок 1

Отрицательная связь между сетевой неоднородностью и изменчивостью лингвистического стиля в трех лингвистических категориях.

Рисунок 1

Отрицательная связь между неоднородностью сети и изменчивостью лингвистического стиля в трех лингвистических категориях.

H5a и H5b протестированы на предмет того, связан ли размер сети с положительными и отрицательными эмоциями. Размер был положительно связан с соотношением положительных эмоций в аффективных словах ( t = 7,73, p <0,001) и отрицательно связан с соотношением отрицательных эмоций ( t = -7,67, p < . 001), предлагая постоянную поддержку H5a и H5b (таблица 4).H5c проверил, связан ли размер сети со словами, связанными с личными проблемами, и местоимениями первого лица единственного числа. Размер сети не был связан с долей слов, указывающих на личные интересы ( t = -1,26, нс ) или местоимений первого лица единственного числа ( t = -1,24, нс ), что указывает на то, что размер сети не предсказывает раскрытие информации. личных дел. H5c не поддерживался. H6a и H6b проверяли, связана ли неоднородность сети с использованием положительных и отрицательных эмоций.Неоднородность отрицательно связана с соотношением положительных эмоций ( t = -9,19, p < 0,001) и положительно связана с соотношением отрицательных эмоций ( t = 9,22, p < 0,001), что опровергает Н6а и Н6b. H6c предложил отрицательную связь между неоднородностью и раскрытием личных вопросов и местоимений первого лица. Поскольку неоднородность была положительно связана как с долей слов, отражающих личные интересы ( t = 2.21, p < 0,05) и местоимений первого лица ( t = 6,57, p < 0,001), H6c не поддерживался.

Таблица 4

Регрессионные модели, прогнозирующие эмоции и раскрытие личности — H 5 H 6

. Поз. соотношение эмоций . Отр. соотношение эмоций . Слова, относящиеся к человеку . 1 ст Персона Пой.Местоимения .
. Б . т . Б . т . Б . т . Б . т .
Возраст .002 *** 18.91 18.91 -.002 *** -19.17 0.020 *** 9.643 -.053 *** -20.505
Женский 0,050 *** 20.08 -.049 *** -.049 *** -19.92 -.199 *** -4.986 .819 *** 16.90* 16.901
Размер (log) .01*** 7,73 −.01*** −7,67 −.026 -1.262 -1.262 -.031 -1.242
гетерогенность -9 -9.19 .10 *** 9.22 092 * 2.213 2.213 1.411 *** 6.570 6.570
Модель F 225.5 (DF = 4, 6373) 226.1 (DF = 4, 6373) 32.52 (DF = 4, 6373) 177 (DF = 4, 6373) 
Прил. Р 2   .12*** .12*** .02*** .099***
. Поз. соотношение эмоций . Отр. соотношение эмоций . Слова, относящиеся к человеку . 1 ст Персона Пой. Местоимения .
. Б . т . Б . т . Б . т . Б . т .
AGE .002 *** 18.91 18.91 -.002 *** -19.17 0.020 *** 9.643 -.053 *** — 20.505
Женский 20.08 -.049 *** -19.92 -.199 *** -4.986 0,819 *** 16.901
Размер (журнал) .01 *** 707 -.01 *** -7.67 -.026 -.026 -1.262 -1.242 -1.242
Неоднородность −0,10*** −9,19 .10 *** 9.22 .392 * 2.213 1.411 *** 6.570 6.570
Модель F 225,5 (DF = 4, 6373) 226.1 (DF = 4, 6373) 32,52 (df = 4, 6373) 177 (df = 4, 6373)
Прил. R 2   .12***   .12*** .02*** .099***  
Н 6

9216 9266 Adj Р 2  
. Поз. соотношение эмоций . Отр. соотношение эмоций . Слова, относящиеся к человеку . 1 ст Персона Пой. Местоимения .
. Б . т . Б . т . Б . т . Б . т .
AGE .002 *** 18.91 18.91 -.002 *** -19.17 0.020 *** 9.643 -.053 *** — 20,505
Самка .050*** 20,08 −.049*** −19,92 −.1995* -4.986 -4.986 .819 *** 16. 16.901
Размер (log) .01 *** 7.73 -.01 *** -7.67 -.026 -1.262 -1.262 -.031 -1.242
Гетерогенность 919 -9 0 *** 9.22 092 * 2.213 1.411*** 6.570
Модель F 225.5 (df = 4, 6373) 226,1 (df = 4, 6373) 32,52 (df = 4, 6373) 177 (df = 4, 6373) .12*** .12*** .02*** .099***
6 7 . Поз. соотношение эмоций . Отр. соотношение эмоций . Слова, относящиеся к человеку . 1 ст Персона Пой.Местоимения . . Б . т . Б . т . Б . т . Б . т . Возраст .002 *** 18.91 18.91 -.002 *** -19.17 0.020 *** 9.643 -.053 *** -20.505 Женский 0,050 *** 20.08 -.049 *** -.049 *** -19.92 -.199 *** -4.986 .819 *** 16.90* 16.901 Размер (log) .01*** 7,73 −.01*** −7,67 −.026 -1.262 -1.262 -.031 -1.242 гетерогенность -9 -9.19 .10 *** 9.22 092 * 2.213 2.213 1.411 *** 6.570 6.570 Модель F 225.5 (DF = 4, 6373) 226.1 (DF = 4, 6373) 32.52 (DF = 4, 6373) 177 (DF = 4, 6373)  Прил. Р 2   .12*** .12*** .02*** .099***

Обсуждение

Коллапс контекста происходит, когда разрозненные аудитории объединяются в одну, создавая потенциально неудобные ситуации, когда пользователи транслируют сообщения во всю социальную сеть с разными нормами уместности в разных группах. Изучая обновления текстовых статусов и сети более чем 6000 пользователей Facebook, мы провели один из первых эмпирических тестов на коллапс контекста, используя продольные поведенческие данные, чтобы оценить взаимосвязь между размером сети пользователей, степенью неоднородности, количеством обновлений и изменчивостью языка. использовать.Как размер сети, так и неоднородность положительно связаны с количеством обновлений статуса. Однако наличие более крупных и разнородных сетей обычно ассоциировалось с низким уровнем изменчивости языкового стиля. Наконец, размер сети был положительно связан с долей положительных эмоций и отрицательно связан с долей отрицательных эмоций, которыми люди делились на Facebook, тогда как неоднородность имела совершенно противоположный результат. Неоднородность также была связана с более частым использованием слов, отражающих личные интересы, и местоимений первого лица единственного числа.Однако размер сети не имел существенной связи с этими показателями.

Первый вывод из этих выводов заключается в том, что результаты согласуются с прошлыми выводами (Vitak, 2012), опровергая мнение о том, что люди с более крупными и фрагментированными социальными сетями раскрывают меньше информации, чем пользователи с меньшими, тесно связанными сетями. В то время как более широкая аудитория может создавать трудности для честной самопрезентации, потенциально угрожая идентичности, наши данные показывают, что пользователи с более крупными и разнородными сетями публикуют больше обновлений статуса.Возможное объяснение этого состоит в том, что большая и разнообразная аудитория может генерировать больше возможностей для общения, и публикация для такой аудитории вознаграждается, учитывая повышенные шансы на обратную связь с аудиторией, взаимодействие с другими людьми или доступ к новой информации (Granovetter, 1973).

Во-вторых, размер и неоднородность аудитории социальных сетей связаны не только с тем, сколько раскрывают люди, но и со стилем и содержанием таких раскрытий.Хотя это и не было полностью последовательным, пользователи, как правило, меньше меняли свой языковой стиль, когда сегменты аудитории были разъединены, а также, вопреки нашему прогнозу, когда их сети были больше. Это говорит о том, что субъективное восприятие аудитории может играть более важную роль в самопрезентации, чем предполагалось в h4. Возможно, независимо от конкретных норм, продиктованных членством в группе, большая аудитория усложняет самопрезентацию (Binder et al., 2009). В этом случае одной из возможных стратегий является подход «один размер подходит всем», который проистекает из желания ограничить выражение исключительно сообщениями, которые не подвергают риску самооценку.Зная о разнообразии аудитории или просто о его величине, пользователи раскрывают себя только в том случае, если это универсально уместно (стратегия наименьшего общего знаменателя), что согласуется с пользователями, которые активно избегают обмена контентом, который может нарушить работу сети (Oeldorf-Hirsch et al. др., 2014). В то же время пользователи могут размещать сообщения для целевой аудитории, представляющей их мысленные представления. Такая воображаемая аудитория влияет на языковую адаптацию как средство приспособиться к аудитории и получить ее одобрение, как предполагает CAT (Palomares et al., 2016). Таким образом, мысленное представление идеальной аудитории может влиять на использование языка. В опосредованных пространствах, таких как социальные сети, это влияние может усиливаться по мере того, как аудитория становится все более фрагментированной и, следовательно, менее различимой. Действительно, такие последствия могут быть неизбежными, потому что «чем меньше реальная аудитория видна или известна, тем больше люди становятся зависимыми от своего воображения» о ней (Litt, 2012, стр. 331).

В-третьих, пользователи с большими сетями на Facebook, как правило, делятся большим количеством положительных и меньшим количеством отрицательных эмоций, что свидетельствует о повышенной избирательности в курировании обновлений статуса для создания положительного образа себя по мере увеличения размера сети.Хотя расширение сети может принести много преимуществ, оно, вероятно, также повлечет за собой затраты. Люди могут с меньшей вероятностью искать социальную поддержку в своих кругах в стрессовые и трудные времена, когда поддержка больше всего нужна. Еще одна цена — это социальное сравнение со своей сетью. На самом деле воздействие восходящего социального сравнения (т. е. кого-то, у кого представление о себе лучше, чем у фокусного человека) может снизить самооценку и самооценку (Vogel, Rose, Roberts, & Eckles, 2014). Вопреки нашему прогнозу, неоднородность сети была связана с меньшим количеством положительных и большим количеством отрицательных эмоциональных раскрытий.Несмотря на неожиданность, этот вывод может также согласовываться с точкой зрения воображаемой аудитории . Пользователи с фрагментированными сетями могут обратиться к своей воображаемой аудитории, поделившись негативными эмоциями. Неоднородная аудитория может способствовать большему обмену в целом и более негативными эмоциями в частности, что может быть средством привлечения разнообразия аудитории для получения социальной поддержки. Таким образом, в то время как большой размер сети связан с более позитивным представлением о себе и меньшим количеством возможностей для поиска социальной поддержки, фрагментация аудитории может иметь противоположный эффект.Более спекулятивное предположение состоит в том, что, столкнувшись с реальностью фрагментированной аудитории, пользователи отдают предпочтение раскрытию информации с отрицательной валентностью, а не с положительной, поскольку первое может вызвать более многочисленную и сильную реакцию среди сегментов аудитории.

Наконец, публикации для разнообразной аудитории, по-видимому, не удерживают пользователей от участия в личных раскрытиях, поскольку более высокие уровни неоднородности сети были связаны с более широким использованием слов, связанных с людьми, и местоимений от первого лица. Личные истории, в которых пользователи являются главными героями, например, об их школьной жизни или досуге, могут считаться более уместными для распространения среди онлайн-аудитории по сравнению с другими типами раскрытия информации.Возможно, под давлением необходимости договариваться о своей идентичности с несколькими аудиториями одновременно одна безопасная стратегия — ограничить самораскрытие обычными повседневными личными анекдотами. Пользователи могут решить раскрывать части личной информации, которую они считают безопасным, чтобы делиться со всеми, создавая честную «публичную» (в той степени, в которой она видна всей сети) онлайн-идентификацию. Это также возможно с точки зрения трех теоретических точек зрения, рассматриваемых в этом тексте: последовательное представление себя может не только повлечь за собой использование неизменного лингвистического стиля при обновлении статуса, но и постоянное раскрытие информации в рамках массива безопасных, субъективных историй, которые не ставят под угрозу идентичность, согласованная с несколькими группами аудитории.

Заключение

В заключение, настоящее исследование вносит важный вклад, объединяя и продвигая теоретические предложения для понимания коллапса контекста, а также предоставляя первоначальные эмпирические данные о решающем влиянии аудитории на реальных стратегий обмена контентом пользователей и особенности сообщений, такие как лингвистические изменчивость стиля, эмоциональное выражение и содержание, связанное с личностью, которые не изучались в предыдущих исследованиях (Burke et al., 2009; Слипер и др., 2013). Наши данные продемонстрировали эмпирическую поддержку наименьшего общего знаменателя, воображаемой аудитории и предложений по приспособлению к общению. Тем не менее, до сих пор неясно, адаптируют ли пользователи свой язык к уникальной и стабильной воображаемой аудитории, независимо от их реальных читателей, или же они рассматривают все возможные аудитории и сопутствующие последствия для сообщения.

Ограничения и будущие исследования

Первое ограничение заключается в том, что, хотя мы использовали продольные языковые данные Facebook за 12 месяцев, и сетевые, и демографические данные были собраны как один снимок.Таким образом, анализы являются перекрестными (без причинно-следственной связи). Во-вторых, мы исследовали только текстовые обновления статуса пользователей, но не фотографии или ссылки, потому что они были специально сосредоточены на языковых стратегиях адаптации к аудитории, непосредственно связанных с пользователем, а данные об общих ссылках или фотографиях были нам недоступны. Ссылки и фотографии также раскрывают важные варианты управления впечатлениями и должны учитываться в будущих исследованиях. В-третьих, наш анализ с использованием LIWC был основан на ежемесячной агрегации лингвистических данных пользователей за 12 месяцев.Несмотря на то, что он позволял более надежно исследовать изменчивость языка во времени, этот метод неизбежно не распознает нюансы языковых вариаций от одного обновления статуса к другому. Учитывая, что воображаемая (и реальная) аудитория может меняться каждый раз, когда пользователи публикуют сообщения в Facebook (Litt & Hargittai, 2016), плодотворным будущим направлением исследований является систематическое эмпирическое наблюдение за каждым сообщением в Facebook по отношению к предполагаемым группам аудитории пользователя. . Кроме того, как и в случае с аналогичным программным обеспечением для лингвистического анализа, LIWC сам по себе влечет за собой некоторые ограничения, наиболее заметным из которых является то, что он исследует исключительно использование отдельных слов, но не анализирует слова в контексте.Кроме того, хотя идентификация некоторых категорий слов проста, особенно связанных с грамматикой, другие, такие как отрицательные и положительные эмоции, более субъективны (Pennebaker, Boyd, Jordan, & Blackburn, 2015). Тем не менее, многочисленные исследования показали достоверность LIWC при классификации эмоциональных и других слов (см. обзор Tausczik & Pennebaker, 2010). В будущих исследованиях рекомендуется использовать людей-кодировщиков для перекрестной проверки результатов LIWC.

Это исследование также ограничено из-за характеристик набора данных myPersonality.Во-первых, данные, используемые в этом исследовании, относятся к 2010–2011 годам. Будучи быстро развивающейся социальной сетью, Facebook за последние несколько лет претерпел различные изменения. Таким образом, такие переменные, как частота использования социальных сетей, опыт или меры, связанные с конфиденциальностью, отсутствовали на момент сбора данных, несмотря на их актуальность. Во-вторых, набор данных myPersonality представляет собой удобную выборку мотивированных участников, которые решили поделиться своим профилем в Facebook и сетевой информацией. Дополнительные погрешности были также введены, когда мы отфильтровали исходную выборку, чтобы включить только те, которые соответствуют нашим критериям (например,г., количество слов). В полученной выборке было относительно больше молодых, активных пользователей женского пола, которые написали больше обновлений статуса, чем исходная выборка (M = 300,55 и M = 93,34, с апреля 2010 г. по апрель 2011 г.; t (6566,4) = 85,53, p < ). .001). Кроме того, отфильтрованные случаи могут свидетельствовать о нежелании этих пользователей участвовать в платформе или их собственной стратегии преодоления коллапса контекста. Чтобы устранить эти ограничения и смягчить возможную систематическую ошибку в выборке, мы применили демографический и поведенческий контроль. 3 Исследования также показали, что демографические переменные в myPersonality распределены ближе к генеральной совокупности, чем в традиционных выборках (Kosinski et al., 2013). Тем не менее, наша выборка может принадлежать к определенному, отличительному подмножеству людей, и необходимы дальнейшие исследования, чтобы определить, как стратегии управления впечатлениями, используемые нашей выборкой, могут отличаться от тех, которые используют другие группы населения.

Возраст набора данных myPersonality накладывает множество ограничений.В то время как более свежие поведенческие данные Facebook были бы идеальными, академические учреждения не имеют прямого доступа к таким данным. Если такие данные используются, они, как правило, являются частными, что предотвращает репликацию. Преимущества использования общедоступного набора данных о поведении перевешивают недостатки, связанные с возрастом. Во-первых, наш основной аргумент сосредоточен на теоретических механизмах управления самораскрытием и коллапсом контекста, которые остаются актуальными и применяются помимо конкретных инструментов управления конфиденциальностью, которые с тех пор стали доступны.Пользователи создают мысленные представления об аудитории, что ограничивает выбор, присущий любому акту самораскрытия. Если бы наши данные включали информацию о методах контроля конфиденциальности пользователей, мы предполагаем, что они могли бы быть важными модераторами между стратегиями коллапса контекста и самораскрытия. Пользователи, которые активно управляют средствами управления конфиденциальностью, могут быть лучше осведомлены о нормах уместности в сегментах сети и иметь более конкретное представление о своей целевой аудитории для каждого отдельного обновления статуса.Тем не менее, направление эффектов, скорее всего, останется прежним, поскольку вопросы самопрезентации все еще играют роль: даже если активно используются средства контроля конфиденциальности, такие средства контроля, как правило, являются масштабными и неструктурированными, поскольку полная, исчерпывающая стратификация слишком затратна и затратна. ограничительный для реализации. Коллапс контекста можно было уменьшить до определенной степени, но никогда не устранять, несмотря на продвинутые инструменты конфиденциальности. Во-вторых, поскольку определенные функции конфиденциальности (например, Smartlists) стали доступны после периода исследования (сентябрь 2011 г.), они не были такими функциональными, как сейчас.Тем не менее, прошлые исследования показывают, что пользователи Facebook часто ведут себя так, что это не соответствует их интересам в отношении конфиденциальности (Stutzman & Kramer-Duffield, 2010), и что лишь немногие пользователи используют преимущества этих инструментов для активного управления коллапсом контекста (Vitak, 2012; Wisniewski). и др., 2014). Эти шаблоны были обнаружены даже при наличии расширенных средств контроля конфиденциальности, которые в настоящее время поддерживаются Facebook, но многие избегают их использования (Kelley, Brewer, Mayer, Cranor, & Sadeh, 2011). Таким образом, наше исследование дает важную и постоянную информацию о механизмах, связанных с коллапсом контекста, и о стратегиях выживания пользователей в современной среде социальных сетей.

Учитывая наши корреляционные данные, будущие эксперименты могут оценить причинно-следственную связь, в которой осведомленность пользователей о разрозненных сегментах их сети манипулируется перед тем, как написать и поделиться сообщением в своей сети. Такую экспериментальную работу можно было бы проводить в сочетании с обследованиями. Изучение отдельных эмоций (например, гнева, радости) в отличие от валентности также может помочь понять взаимосвязь между неоднородностью и эмоциональным раскрытием. Наконец, исследования могут подтвердить, используются ли улучшенные функции для эффективного управления коллапсом контекста: (а) действительно ли они используются, и если да, (б) как они могут отличаться в зависимости от характеристик пользователя, таких как опасения самопрезентации (Litt, 2013) или макропеременных. например культура.

Благодарности

Авторы хотели бы поблагодарить Вэньцзин Пан за ее неоценимую помощь в анализе текста, а также помощника редактора и рецензентов Journal of Computer-Mediated Communication за важные комментарии, которые они предоставили в процессе рецензирования этой статьи, которые, несомненно, помогли сформировать его текущую логику.

Каталожные номера

Бахрах

,

Ю.

,

KOSINSKI

,

M.

,

GRAEPEL

,

T.

,

KOHLI

,

P.

,

,

P.

,

D.

(

2012

). Личность и модели использования Facebook . В материалах 4-й ежегодной конференции ACM Web Science.

Barasch

,

A.

и

Berger

,

J.

(

2014

).

Вещание и узкое вещание: как размер аудитории влияет на то, чем люди делятся

.

Журнал маркетинговых исследований

,

51

(

3

),

286

299

.

Байм

,

Н.К.

, и

бойд

,

д.

(

2012

).

Социально опосредованная публичность: введение

.

Journal of Broadcasting & Electronic Media

,

56

(

3

),

320

329

.

Базарова

,

Н. Н.

(

2012

).

Публичная близость: интерпретация раскрытия информации и социальные суждения на Facebook

.

Журнал коммуникаций

,

62

(

5

),

815

832

.

Базарова

,

Н. Н.

, &

Чой

,

Ю. Х.

(

2014

).

Самораскрытие в социальных сетях: расширение функционального подхода к мотивам и характеристикам раскрытия информации на сайтах социальных сетей

.

Журнал коммуникаций

,

64

(

4

),

635

657

.

Bazarova

,

NN

,

CHOI

,

YH

,

Schwanda SOSIK

,

V.

,

,

V.

,

COSLE

,

D.

,

inhitlock

,

J.

(

2015

). Социальный обмен эмоциями на Facebook: различия каналов, удовлетворение и ответы . В материалах 18-й конференции ACM по совместной работе и социальным вычислениям с компьютерной поддержкой.

Белл

,

А.

(

1984

).

Языковой стиль как оформление аудитории

.

Язык в обществе

,

13

(

2

),

145

204

.

Binder

,

J.

,

Howes

,

A.

и

Sutcliffe

,

A.

(

2009

). Проблема конфликтных социальных сфер: влияние сетевой структуры на испытываемое напряжение в социальных сетях . Документ, представленный на конференции SIGCHI по человеческому фактору в вычислительных системах.

бойд

,

д.

(

2002

).

Faceted id/entity: управление представлением в цифровом мире

.

Кембридж, Массачусетс

:

Массачусетский технологический институт

.

бойд

,

д.

,

Heer

,

J.

(

2006

). Профили как диалог: производительность сетевой идентификации на Friendster . Документ представлен на материалах 39-й ежегодной Гавайской международной конференции по системным наукам (HICSS’06).

Берк

,

М.

и

Девелин

,

М.

(

2016

). Еще раз с чувством: Поддерживающие ответы на социальные сети на Facebook . Документ, представленный на материалах 19-й конференции ACM по компьютерной совместной работе и социальным вычислениям.

Burke

,

M.

,

Marlow

,

C.

, &

Lento

,

T.

(2009, апрель). Накорми меня: мотивирующий вклад новичка в социальные сети .В материалах конференции SIGCHI по человеческому фактору в вычислительных системах (стр. 945–954). Нью-Йорк: ACM.

Коулман

,

Дж. С.

(

1988

).

Социальный капитал в создании человеческого капитала

.

Американский журнал социологии

,

94

,

S95

S120

.

Чарди

,

Г.

, и

Непуш

,

Т.

(

2006

).

Программный пакет igraph для комплексного исследования сетей

.

InterJournal, Комплексные системы

,

1695

(

5

),

1

9

.

Данеску-Никулеску-Мизиль

,

К.

,

Гамон

,

М.

, и

Думайс

,

С.

(

2011002). Запомни мои слова!: Аккомодация языкового стиля в социальных сетях . Документ, представленный на материалах 20-й Международной конференции по всемирной паутине.

Дэвис

,

Дж.Л.

и

Юргенсон

,

Н.

(

2014

).

Коллапс контекста: теоретизирование контекстных сговоров и коллизий

.

Информация, связь и общество

,

17

(

4

),

476

485

.

Debatin

,

B.

,

LoveJoy

,

J. P.

,

J. P.

,

HONG

,

A. K.

,

HUGHES

,

B. N.

(

2009

).

Facebook и конфиденциальность в Интернете: отношение, поведение и непредвиденные последствия

.

Journal of Computer-Mediated Communication

,

15

(

1

),

83

108

.

Эллисон

,

N.B.

,

Steinfield

,

C.

, &

Lampe

,

C.

(

2013

).

Стратегии подключения: влияние на социальный капитал коммуникативных практик с использованием Facebook

.

Новые медиа и общество

,

13

(

6

),

873

892

.

Finkenauer

,

C.

, &

Rimé

,

B.

(

1998

).

Социально разделенные эмоциональные переживания и эмоциональные переживания, хранящиеся в секрете: дифференциальные характеристики и последствия

.

Журнал социальной и клинической психологии

,

17

(

3

),

295

318

.

Джайлз

,

Х.

(

2008

).

Теория приспособления к общению

. В Д. О. Брейтуэйт и П. Шродт (ред.) Теории вовлечения в межличностное общение: множественные точки зрения (стр. 161–173). Лос-Анджелес, Калифорния: Sage Publications.

Гоффман

,

Э.

(

1959

).

Представление себя в повседневной жизни

.

Нью-Йорк

:

Anchor Books

.

Грановеттер

,

М. С.

(

1973

).

Сила слабых связей

.

Американский журнал социологии

,

78

,

1360

1380

.

Хоган

,

Б.

(

2010

).

Презентация себя в эпоху социальных сетей: Выдающиеся перфомансы и выставки онлайн

.

Бюллетень науки, технологий и общества

,

30

,

377

386

..

INSKO

,

C. A.

,

C. A.

,

SMITH

,

R. H.

,

alicke

,

М. Д.

,

Уэйд

,

J.

,

Taylor

,

S.

(

1985

).

Конформизм и размер группы забота о том, чтобы быть правым, и забота о том, чтобы нравиться

.

Бюллетень психологии личности и социальной психологии

,

11

(

1

),

41

50

.

Келли

,

П.G.

,

Brewer

,

R.

,

Mayer

,

Y.

,

Cranor

,

L. F.

,

Sadeh

,

N.

(

2011

). Расследование группы друзей в Facebook . На конференции IFIP по взаимодействию человека с компьютером.

Ким

,

Дж.

и

Ли

,

Дж.-Э.

р. (

2011

).

Пути Facebook к счастью: Влияние количества друзей в Facebook и самопрезентации на субъективное благополучие

.

Киберпсихология, поведение и социальные сети

,

14

(

6

),

359

364

.

Kosinski

,

м.

,

,

м.

,

Bachrach

,

Y.

,

kohli

,

стр.

,

,

стр.

,

,

,

,

D.

,

Graepel

,

T.

(

2014

).

Проявления личности пользователя в выборе сайта и поведении в социальных сетях

.

Машинное обучение

,

95

(

3

),

357

380

.

Косински

,

М.

,

Стиллвелл

,

Д.

, &

Граепель

,

Т.

(

2013

).

Частные черты и атрибуты можно предсказать по цифровым записям человеческого поведения

.

Известия Национальной академии наук

,

110

(

15

),

5802

5805

.

Лири

,

М. Р.

(

1995

).

Самопрезентация: управление впечатлением и межличностное поведение

.

Мэдисон, Висконсин: издательство Brown & Benchmark

.

Lee-Won

,

R. J.

,

R. J.

,

SHIM

,

м.

,

JoO

,

Y. K.

,

Park

,

S. G.

(

2014

).

Кто выставляет лучшее «лицо» на Facebook?: Позитивная самопрезентация в онлайновой социальной сети и роль самосознания, соотношение реальных и общих друзей и культура

.

Компьютеры в поведении человека

,

39

,

413

423

.

Лин

,

Х.

, и

Цю

,

Л.

(

2013

). Два сайта, два голоса: языковые различия между обновлениями статуса в Facebook и твитами . Документ представлен на Международной конференции по кросс-культурному дизайну.

Линь

,

Х.

,

Тов

,

Вт.

, &

Цю

,

Л.

(

2014

).

Раскрытие эмоций на сайтах социальных сетей: роль сетевой структуры и психологических потребностей

.

Компьютеры в поведении человека

,

41

,

342

350

.

Линг

,

Р. С.

(

2008

).

Новая техника, новые связи

.

Кембридж, Массачусетс

:

MIT Press

.

Литт

,

Э.

(

2012

).

Стук, стук. Кто здесь? Воображаемая аудитория

.

Journal of Broadcasting & Electronic Media

,

56

(

3

),

330

345

.

Литт

,

Э.

(

2013

).

Понимание использования инструментов конфиденциальности пользователей социальных сетей

.

Компьютеры в поведении человека

,

29

(

4

),

1649

1656

.

Litt

,

E.

и

Hargittai

,

E.

(

2016

).

Воображаемая аудитория на сайтах социальных сетей

.

Social Media+ Society

,

2

(

1

), doi:.

Marwick

,

AE

, &

boyd

,

d.

(

2011

).

Я чирикаю честно, пишу страстно: пользователи Твиттера, коллапс контекста и воображаемая аудитория

.

Новые медиа и общество

,

13

(

1

),

114

133

.

Мейровиц

,

Дж.

(

1986

).

Отсутствие чувства места: влияние электронных СМИ на социальное поведение

.

Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета

.

Nosko

,

A.

,

Wood

,

E.

, &

Molema

,

S.

(

2010

).

Все обо мне: Раскрытие информации в профилях социальных сетей: Дело FACEBOOK

.

Компьютеры в поведении человека

,

26

(

3

),

406

418

.

Oeldorf-Hirsch

,

A.

,

Hecht

,

B.

,

Моррис

,

М. Р.

,

Тиван

,

Дж.

, и

Гергл

,

Д.

(

20034 90). Искать или спрашивать: маршрутизация информационных потребностей между традиционными поисковыми системами и социальными сетями . Документ, представленный на материалах 17-й конференции ACM по компьютерной поддержке совместной работы и социальных вычислений.

Ох

,

Х. Дж.

и

LaRose

,

Р.

(

2016

).

Проблемы управления впечатлением и обращение за поддержкой на сайтах социальных сетей

.

Компьютеры в поведении человека

,

57

,

38

47

.

Palomares

,

N. A.

,

N. A.

,

GILES

,

H.

,

Soliz

,

J.

,

Gallois

,

C.

(

2016

).

Межгрупповое размещение, социальные категории и идентичности

.В Giles, H. (Ed.)

Теория приспособления к общению: обсуждение личных отношений и социальной идентичности в разных контекстах

(стр.

123

151

). Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Pennebaker

,

J. W.

,

Boath

,

R. J.

,

R. J.

,

Boyd

,

R. L.

,

Francis

,

M. E.

(

2015

).

Лингвистический опрос и подсчет слов: LIWC2015

.

Остин, Техас

:

Pennebaker Conglomerates

(http://www.liwc.net/).

Pennebaker

,

J. W.

,

J. W.

,

Boyd

,

R. L.

,

Jordan

,

K.

,

,

K.

и

Blackburn

,

K.

(

2015

). Развитие и психометрические свойства LIWC2015 .

Pennebaker

,

JW

и

King

,

LA

(

1999

).

Лингвистические стили: Использование языка как индивидуальное отличие

.

Журнал личности и социальной психологии

,

77

(

6

),

1296

.

Поуштер

,

Дж.

(

2016

). Владение смартфонами и использование Интернета в странах с развивающейся экономикой продолжают расти. Исследовательский центр Пью: глобальные взгляды и тенденции .

Shen

,

C.

,

Monge

,

P.

, &

Williams

,

D.

(

2014

).

Виртуальное брокерство и закрытие: структура сети и социальный капитал в массовой многопользовательской онлайн-игре

.

Коммуникационные исследования

,

41

(

4

),

459

480

.

Sleeper

,

м.

,

Balebako

,

R

,

,

R

,

DAS

,

S.

,

McConahy

,

AL

,

Wiese

,

J.

, и

Cranor

,

л.Ф.

(

2013

). Пост, которого не было: Изучение самоцензуры в Facebook . Документ представлен на материалах конференции 2013 года по CSCW.

Стовел

,

К.

,

Голуб

,

Б.

, &

Милгром

,

Э. М. М.

(

2031 9).

Стабилизационная брокерская деятельность

.

Известия Национальной академии наук

,

108

(

Приложение 4

),

21326

21332

.

Stutzman

,

F.

, &

Kramer-Duffield

,

J.

(

2010

). Только для друзей: изучение поведения, повышающего конфиденциальность, в Facebook . В материалах конференции SIGCHI по человеческому фактору в вычислительных системах.

Tausczik

,

YR

и

Pennebaker

,

JW

(

2010

).

Психологическое значение слов: LIWC и методы компьютерного анализа текста

.

Журнал языковой и социальной психологии

,

29

(

1

),

24

54

.

Tsay-Vogel

,

M.

,

Shanahan

,

J.

, &

Signorielli

,

N.

(

2016 ).

Социальные сети культивируют восприятие конфиденциальности: 5-летний анализ отношения к конфиденциальности и поведения пользователей Facebook в отношении самораскрытия

.

Новые СМИ и общество

. .

Витак

,

Дж.

(

2012

).

Влияние коллапса контекста и конфиденциальности на раскрытие информации на сайтах социальных сетей

.

Journal of Broadcasting & Electronic Media

,

56

(

4

),

451

470

.

Vitak

,

J.

,

Blasiola

,

S.

,

,

S.

,

PATIL

,

S.

,

Litt

,

E.

(

2015

).

Уравновешивание напряженности между аудиторией и конфиденциальностью на сайтах социальных сетей: стратегии активных пользователей

.

Международный журнал коммуникаций

,

9

,

20

.

Vogel

,

E. A.

,

ROSE

,

J. P.

,

J. P.

,

Roberts

,

Л. Р.

и

Eckles

,

K.

(

2014

).

Социальное сравнение, социальные сети и самооценка

.

Психология популярной медиакультуры

,

3

(

4

),

206

.

Ван

,

Ю.-С.

,

Берк

,

М.

, и

Краут

,

Р.

(

2016

). Моделирование самораскрытия в социальных сетях. Документ, представленный на материалах 19-й конференции ACM по компьютерной совместной работе и социальным вычислениям.

Вассерман

,

С.

, &

Фауст

,

К.

(

1994

).

Анализ социальных сетей: методы и приложения

(

Vol.8

).

Кембридж: Издательство Кембриджского университета

.

Wisniewski

,

P.

,

Knijnenburg

,

B. P.

, &

Lipford

,

H. R.

(

001002 201). Профилирование поведения пользователей Facebook в отношении конфиденциальности . Документ, представленный на семинаре SOUPS2014 по личностям и сегментации конфиденциальности.

Примечания автора

Принято Николь Эллисон

© Автор(ы), 2018.Опубликовано Oxford University Press от имени Международной коммуникационной ассоциации. Все права защищены. Для разрешений, пожалуйста, по электронной почте: [email protected]

Конвергенция кризисов

В течение многих лет нормальность была натянута почти до предела, веревка натягивалась все туже и туже, ожидая, когда клюв черного лебедя разорвет ее пополам. Теперь, когда веревка оборвалась, свяжем ли мы ее концы вместе или еще больше расплетем ее болтающиеся косы, чтобы посмотреть, что мы можем сплести из них?

Covid-19 показывает нам, что, когда человечество объединено общим делом, возможны феноменально быстрые изменения.Ни одна из мировых проблем не является технически сложной; они берут начало в человеческом несогласии. В согласованности творческие силы человечества безграничны. Несколько месяцев назад предложение о прекращении коммерческих авиаперевозок показалось бы абсурдным. То же самое и с радикальными изменениями, которые мы вносим в наше социальное поведение, экономику и роль правительства в нашей жизни. Covid демонстрирует силу нашей коллективной воли, когда мы соглашаемся в том, что важно. Чего еще мы могли бы достичь в согласованности? Чего мы хотим достичь и какой мир мы создадим? Это всегда следующий вопрос, когда кто-то пробуждается к своей силе.

Covid-19 похож на реабилитационное вмешательство, которое разрушает зависимость от нормальности. Прервать привычку — значит сделать ее видимой; это превратить его из принуждения в выбор. Когда кризис утихнет, у нас может появиться повод спросить, хотим ли мы вернуться к нормальной жизни, или может быть есть что-то, что мы увидели во время этого перерыва в рутине, что мы хотим перенести в будущее. Мы могли бы спросить, после того как многие потеряли работу, все ли они нужны миру больше всего, и не лучше ли наш труд и творческий потенциал были бы применены в другом месте.Мы могли бы спросить, обходясь без него какое-то время, действительно ли нам нужно так много авиаперелетов, отпусков в Диснейуорлд или торговых выставок. Какие части экономики мы хотим восстановить, а от каких мы можем отказаться? И на более мрачной ноте: что из того, что отнимается прямо сейчас — гражданские свободы, свобода собраний, суверенитет над нашими телами, личные встречи, объятия, рукопожатия и общественная жизнь — нам, возможно, придется приложить преднамеренные политические усилия? а личные будут восстанавливать?

Большую часть жизни у меня было ощущение, что человечество приближается к распутью.Всегда кризис, крах, разрыв был неизбежен, вот-вот за поворотом, а он не наступал и не наступал. Представьте, что вы идете по дороге, и впереди вы видите ее, вы видите перекресток. Это сразу за холмом, за поворотом, за лесом. Взобравшись на холм, вы видите, что ошиблись, это был мираж, он был дальше, чем вы думали. Вы продолжаете идти. Иногда она появляется в поле зрения, иногда исчезает из виду, и кажется, что эта дорога длится вечность. Может, перекрестка нет.Нет, вот опять! Всегда почти здесь. Никогда его здесь нет.

Внезапно мы проходим поворот, и вот он. Мы останавливаемся, с трудом веря, что это происходит сейчас, с трудом веря, после многих лет пребывания на пути наших предшественников, что теперь у нас наконец есть выбор. Мы вправе остановиться, ошеломленные новизной нашего положения. Из-за сотен путей, расходящихся перед нами, некоторые ведут в том же направлении, в котором мы уже шли. Некоторые ведут в ад на земле.А некоторые ведут к миру более здоровому и прекрасному, чем мы когда-либо могли себе представить.

Я пишу эти слова, чтобы стоять здесь с вами – растерянный, может быть, напуганный, но также и с чувством новой возможности – в этой точке расходящихся путей. Давайте посмотрим на некоторые из них и посмотрим, куда они ведут.

* * *

На прошлой неделе я услышал эту историю от друга. Она была в продуктовом магазине и увидела в проходе рыдающую женщину. Нарушая правила социального дистанцирования, она подошла к женщине и обняла ее.«Спасибо, — сказала женщина, — это первый раз, когда меня обнимают за десять дней».

Отсутствие объятий в течение нескольких недель кажется небольшой ценой, если это остановит эпидемию, которая может унести миллионы жизней. Существует веский аргумент в пользу социального дистанцирования в ближайшей перспективе: чтобы предотвратить перегрузку медицинской системы внезапным всплеском случаев заболевания Covid. Я хотел бы поместить этот аргумент в более широкий контекст, особенно когда мы смотрим в долгосрочную перспективу. Чтобы мы не институционализировали дистанцирование и не перестраивали общество вокруг него, давайте осознавать, какой выбор мы делаем и почему.

То же самое касается и других изменений, происходящих вокруг эпидемии коронавируса. Некоторые комментаторы заметили, как это аккуратно вписывается в повестку дня тоталитарного контроля. Напуганная общественность принимает ограничения гражданских свобод, которые в противном случае трудно оправдать, такие как отслеживание всех перемещений в любое время, принудительное лечение, принудительный карантин, ограничения на поездки и свободу собраний, цензура того, что власти считают. дезинформация, приостановка действия habeas corpus и военная охрана гражданских лиц.Многие из них были реализованы до Covid-19; с момента своего появления они были неотразимы. То же самое касается автоматизации торговли; переход от участия в спортивных и развлекательных мероприятиях к удаленному просмотру; миграция жизни из общественных пространств в частные; переход от стационарных школ к онлайн-обучению, упадок обычных магазинов и перенос человеческой работы и досуга на экраны. Covid-19 ускоряет существовавшие ранее тенденции, политические, экономические и социальные.

Хотя все вышеперечисленное в краткосрочной перспективе оправдано сглаживанием кривой (эпидемиологической кривой роста), мы также много слышим о «новой норме»; то есть изменения могут быть вовсе не временными. Поскольку угроза инфекционных заболеваний, как и угроза терроризма, никогда не исчезает, меры контроля легко могут стать постоянными. Если мы и так движемся в этом направлении, нынешнее оправдание должно быть частью более глубокого импульса. Я проанализирую этот импульс в двух частях: рефлекс контроля и война со смертью.При таком понимании появляется возможность для инициативы, которую мы уже видим в форме солидарности, сострадания и заботы, которые вдохновил Covid-19.

Рефлекс контроля

На момент написания статьи официальная статистика говорит, что от Covid-19 умерло около 25 000 человек. К тому времени, когда он завершится, число погибших может возрасти в десять или сто раз, а то и, если верны самые тревожные догадки, в тысячу раз. У каждого из этих людей есть близкие, семья и друзья.Сострадание и совесть призывают нас сделать все возможное, чтобы предотвратить ненужную трагедию. Это личное для меня: моя собственная бесконечно дорогая, но хрупкая мать относится к числу наиболее уязвимых для болезни, которая убивает в основном стариков и немощных.

Какими будут окончательные цифры? На этот вопрос невозможно ответить на момент написания этой статьи. Первые сообщения были тревожными; в течение нескольких недель официальная цифра из Уханя, бесконечно циркулирующая в СМИ, составляла шокирующие 3,4%. Это, в сочетании с его очень заразной природой, указывало на десятки миллионов смертей во всем мире, или даже на целых 100 миллионов.В последнее время оценки резко упали, поскольку стало очевидным, что большинство случаев заболевания протекают в легкой форме или бессимптомно. Поскольку тестирование было направлено на тяжелобольных, уровень смертности выглядел искусственно завышенным. В Южной Корее, где были протестированы сотни тысяч людей с легкими симптомами, зарегистрированный уровень летальности составляет около 1%. В Германии, где тестирование также распространяется на многих с легкими симптомами, уровень смертности составляет 0,4%. В недавней статье в журнале Science утверждается, что 86% инфекций не были задокументированы, что указывает на гораздо более низкий уровень смертности, чем можно было бы указать на текущий уровень летальности.

История круизного лайнера Diamond Princess подтверждает это мнение. Из 3711 человек на борту около 20% дали положительный результат на вирус; менее половины из них имели симптомы, а восемь умерли. Круизный лайнер — идеальное место для заражения, и у вируса было достаточно времени, чтобы распространиться на борту, прежде чем кто-либо что-то сделал с этим, но только пятая часть была заражена. Кроме того, население круизного лайнера было сильно перекошено (как и большинство круизных лайнеров) в сторону пожилых людей: почти треть пассажиров были старше 70 лет, а более половины — старше 60 лет.На основании большого количества бессимптомных случаев исследовательская группа пришла к выводу, что истинный уровень смертности в Китае составляет около 0,5%. Это по-прежнему в пять раз выше, чем у гриппа. Основываясь на вышеизложенном (и с поправкой на гораздо более молодую демографию в Африке, Южной и Юго-Восточной Азии), я предполагаю, что в США около 200 000–300 000 смертей — больше, если медицинская система перегружена, меньше, если инфекции распространяются с течением времени — и 3 миллионов по всему миру. Это серьезные цифры. Со времен пандемии гонконгского гриппа 1968-1969 годов мир не испытывал ничего подобного.

Мои догадки легко могли ошибиться на порядок. Каждый день СМИ сообщают об общем количестве случаев Covid-19, но никто не знает, каково истинное число, потому что только крошечная часть населения прошла тестирование. Если бы у десятков миллионов был бессимптомный вирус, мы бы этого не знали. Еще больше усложняет ситуацию высокий уровень ложноположительных результатов существующих тестов, который может достигать 80%. (И см. здесь еще более тревожную неопределенность в отношении точности тестов.) Повторюсь: никто не знает, что происходит на самом деле, в том числе и я. Давайте осознаем две противоречивые тенденции в человеческих делах. Во-первых, это склонность истерии питаться самой собой, исключать те данные, которые не играют роли в страхе, и создавать мир по своему образу и подобию. Второй — отрицание, иррациональный отказ от информации, которая может нарушить нормальную жизнь и комфорт. Как спрашивает Даниэль Шмактенбергер: «Откуда вы знаете, что то, во что вы верите, истинно?»

Перед лицом неопределенности я хотел бы сделать прогноз: кризис разыграется так, что мы никогда не узнаем.Если окончательное число смертей, которое само по себе станет предметом спора, окажется ниже, чем опасались, некоторые скажут, что это произошло из-за того, что средства контроля сработали. Другие скажут, что это потому, что болезнь не так опасна, как нам говорили.

Для меня самая непонятная загадка заключается в том, почему в настоящее время в Китае нет новых случаев. Правительство не инициировало блокировку до тех пор, пока вирус не был установлен. Он должен был широко распространиться во время китайского Нового года, когда каждый самолет, поезд и автобус забит людьми, путешествующими по всей стране.Что здесь происходит? Опять же, я не знаю, и вы тоже.

Независимо от того, составляет ли окончательное глобальное число погибших 50 000, 500 000 или 5 миллионов, давайте посмотрим на некоторые другие цифры, чтобы получить некоторое представление. Я НЕ хочу сказать, что Covid не так уж плох, и мы не должны ничего делать. Потерпите меня. В прошлом году, по данным ФАО, пять миллионов детей во всем мире умерли от голода (из них 162 миллиона отстают в росте и 51 миллион истощены). Это в 200 раз больше людей, чем умерло до сих пор от Covid-19, но ни одно правительство не объявило чрезвычайное положение и не попросило нас радикально изменить наш образ жизни, чтобы спасти их.Мы также не видим сопоставимого уровня тревоги и действий в связи с самоубийством — всего лишь верхушкой айсберга отчаяния и депрессии, — которое ежегодно убивает более миллиона человек во всем мире и 50 000 человек в США. Или передозировки наркотиков, которые убивают 70 000 человек в США, эпидемия аутоиммунитета, которая затрагивает от 23,5 миллионов (данные NIH) до 50 миллионов (AARDA), или ожирение, которое поражает более 100 миллионов человек. Почему, если уж на то пошло, мы не сходим с ума по предотвращению ядерного армагеддона или экологического коллапса, а, наоборот, делаем выбор, который увеличивает эти самые опасности?

Пожалуйста, дело не в том, что мы не изменили наши способы, чтобы дети не голодали, поэтому мы не должны менять их и для Covid.Наоборот: если мы можем так радикально измениться для Covid-19, мы можем сделать это и для других условий. Давайте спросим, ​​почему мы можем объединить нашу коллективную волю, чтобы остановить этот вирус, но не можем противостоять другим серьезным угрозам человечеству. Почему до сих пор общество так застыло на своей существующей траектории?

Ответ показателен. Просто перед лицом мирового голода, зависимости, аутоиммунитета, самоубийств или экологического коллапса мы как общество не знаем, что делать. Наши меры реагирования на кризисные ситуации, которые представляют собой некую версию контроля, не очень эффективны в решении этих проблем.Теперь приходит заразная эпидемия, и, наконец, мы можем приступить к действиям. Это кризис, для которого работает контроль: карантины, блокировки, изоляция, мытье рук; контроль движения, контроль информации, контроль над нашими телами. Это делает Covid удобным вместилищем наших зарождающихся страхов, местом, куда мы можем направить растущее чувство беспомощности перед лицом изменений, охвативших мир. Covid-19 — это угроза, с которой мы знаем, как противостоять. В отличие от многих других наших страхов, Covid-19 предлагает план.

Устоявшиеся институты нашей цивилизации становятся все более беспомощными перед вызовами нашего времени. Как они приветствуют вызов, с которым, наконец, могут справиться. Как они стремятся принять это как первостепенный кризис. Как естественно их системы управления информацией выбирают самые тревожные изображения этого. Как легко общественность присоединяется к панике, принимая угрозу, с которой власти могут справиться, в качестве прокси для различных невыразимых угроз, с которыми они не могут справиться.

Сегодня большинство наших вызовов больше не поддаются силе.Наши антибиотики и хирургия не в состоянии справиться с растущим кризисом здоровья, вызванным аутоиммунитетом, зависимостью и ожирением. Наши пушки и бомбы, созданные для завоевания армий, бесполезны для уничтожения ненависти за границей или предотвращения домашнего насилия в наших домах. Наша полиция и тюрьмы не могут излечить условия размножения преступности. Наши пестициды не могут восстановить разрушенную почву. Covid-19 напоминает о старых добрых временах, когда проблемы инфекционных заболеваний уступили место современной медицине и гигиене, в то время как нацисты уступили военной машине, а сама природа уступила, или так казалось, технологическим завоеваниям и улучшениям.Это напоминает о днях, когда наше оружие работало и мир, казалось, действительно улучшался с каждой технологией управления.

Какая проблема поддается господству и контролю? Вид, вызванный чем-то извне, чем-то Другим. Когда причиной проблемы является что-то личное для нас, например, бездомность или неравенство, зависимость или ожирение, нам не с чем бороться. Мы можем попытаться установить врага, обвиняя, например, миллиардеров, Владимира Путина или Дьявола, но тогда мы упустим ключевую информацию, такую ​​как почвенные условия, которые в первую очередь позволяют размножаться миллиардерам (или вирусам).

Если наша цивилизация и хороша в чем-то, так это в борьбе с врагом. Мы приветствуем возможности делать то, в чем мы хороши, что доказывает ценность наших технологий, систем и мировоззрения. Таким образом, мы создаем врагов, формулируем такие проблемы, как преступность, терроризм и болезни, в терминах «мы против них» и мобилизуем нашу коллективную энергию на те усилия, которые можно рассматривать таким образом. Таким образом, мы выделяем Covid-19 как призыв к оружию, реорганизацию общества как бы для военных действий, при этом рассматривая как норму возможность ядерного армагеддона, экологического коллапса и голодания пяти миллионов детей.

Рассказ о заговоре

Поскольку Covid-19, кажется, оправдывает так много пунктов в списке пожеланий тоталитаризма, есть те, кто считает, что это преднамеренная игра силой. В мои задачи не входит продвигать эту теорию или разоблачать ее, хотя я предложу несколько комментариев на мета-уровне. Сначала краткий обзор.

Теории (существует много вариантов) говорят о Событии 201 (финансируемом Фондом Гейтса, ЦРУ и т. д. в сентябре прошлого года) и официальном документе Фонда Рокфеллера 2010 года, подробно описывающем сценарий под названием «Шаг вперед», оба из которых излагают авторитарную реакция на гипотетическую пандемию.Они отмечают, что инфраструктура, технологии и законодательная база для введения военного положения готовились много лет. Все, что было нужно, говорят они, — это заставить публику принять это, и теперь это произошло. Независимо от того, являются ли текущие элементы управления постоянными, создается прецедент для:

  • • Постоянное отслеживание перемещений людей (из-за коронавируса)
  • • Приостановление свободы собраний (из-за коронавируса)
  • • Военная охрана гражданских лиц (из-за коронавируса)
  • • Внесудебное задержание на неопределенный срок (карантин, из-за коронавируса)
  • • Запрет наличных (из-за коронавируса)
  • • Цензура интернета (для борьбы с дезинформацией, из-за коронавируса)
  • • Обязательная вакцинация и другое лечение, устанавливающее суверенитет государства над нашим телом (из-за коронавируса)
  • • Классификация всех видов деятельности и направлений на прямо разрешенные и явно запрещенные (вы можете выходить из дома для этого, но не для этого), устраняя неконтролируемую, не юридическую серую зону.Эта тотальность является самой сущностью тоталитаризма. Хотя сейчас необходимо, потому что, ну, коронавирус.

 

Это лакомый материал для теорий заговора. Насколько я знаю, одна из этих теорий может быть правдой; однако та же самая последовательность событий может разворачиваться от бессознательного системного наклона к все большему контролю. Откуда этот наклон? Он вплетен в ДНК цивилизации. На протяжении тысячелетий цивилизация (в отличие от небольших традиционных культур) понимала прогресс как вопрос расширения контроля над миром: приручения диких животных, победы над варварами, подчинения силам природы и упорядочения общества в соответствии с законом и разумом.Восхождение к контролю ускорилось с научной революцией, которая подняла «прогресс» на новые высоты: упорядочение реальности по объективным категориям и количествам и овладение материальностью с помощью технологии. Наконец, социальные науки обещали использовать те же средства и методы для реализации стремления (возникающего еще к Платону и Конфуцию) построить совершенное общество.

Поэтому те, кто управляет цивилизацией, будут приветствовать любую возможность усилить свой контроль, ибо, в конце концов, это служит великому видению человеческой судьбы: идеально упорядоченный мир, в котором болезни, преступность, бедность и, возможно, само страдание могут быть спроектированы из существования.Никаких гнусных мотивов не нужно. Конечно, они хотели бы следить за всеми — тем лучше для обеспечения общего блага. Для них Covid-19 показывает, насколько это необходимо. «Можем ли мы позволить себе демократические свободы в свете коронавируса?» они спрашивают. «Должны ли мы теперь по необходимости жертвовать ими ради собственной безопасности?» Это знакомый рефрен, потому что он сопровождал другие кризисы в прошлом, такие как 9/11.

Чтобы переработать расхожую метафору, представьте себе человека с молотком, который бродит вокруг в поисках причины его использовать.Вдруг он видит торчащий гвоздь. Он долго искал гвоздь, заколачивал шурупы и болты и не добился многого. Он придерживается мировоззрения, в котором молотки — лучшие инструменты, а мир можно сделать лучше, забивая гвозди. А вот и гвоздь! Мы можем заподозрить, что в своем рвении он сам забил туда гвоздь, но это не имеет значения. Может быть, это даже не торчащий гвоздь, но он достаточно похож на гвоздь, чтобы начать стучать. Когда инструмент будет готов, появится возможность его использовать.

И добавлю, для склонных сомневаться в авторитетах, может на этот раз действительно гвоздь. В этом случае молоток — правильный инструмент — и принцип молотка станет сильнее, готов к винту, пуговице, зажиму и разрыву.

В любом случае, проблема, с которой мы здесь имеем дело, намного глубже, чем проблема свержения злобного кружка иллюминатов. Даже если они существуют, учитывая наклон цивилизации, та же тенденция сохранится и без них, или возникнут новые Иллюминаты, которые возьмут на себя функции старых.

Верно это или нет, но мысль о том, что эпидемия — это какой-то чудовищный заговор злодеев против населения, не так уж далека от мысли найти возбудителя. Это менталитет крестового похода, менталитет войны. Он находит источник социально-политической болезни в патогене, с которым мы можем бороться, в отдельном от нас мучителе. Он рискует игнорировать условия, которые делают общество благодатной почвой для заговора. Была ли эта земля засеяна преднамеренно или по ветру, для меня вопрос второстепенный.

То, что я скажу дальше, относится к тому, является ли SARS-CoV2 генно-инженерным биологическим оружием, связан ли он с внедрением 5G, используется ли он для предотвращения «раскрытия», является ли он троянским конем для тоталитарного мирового правительства, более смертоносен, чем мы. нам сказали, менее смертоносен, чем нам сказали, возник в уханьской биолаборатории, возник в Форт-Детрике или точно такой, как нам говорят CDC и ВОЗ. Это применимо, даже если все совершенно неправы в отношении роли вируса SARS-CoV-2 в нынешней эпидемии.У меня есть свое мнение, но если есть что-то, чему я научился в ходе этой чрезвычайной ситуации, так это то, что я действительно не знаю, что происходит. Я не понимаю, как кто-то может это сделать среди бурлящей мешанины новостей, фейковых новостей, слухов, закрытой информации, теорий заговора, пропаганды и политизированных нарративов, которые заполняют Интернет. Я бы хотел, чтобы как можно больше людей приняло незнание. Я говорю это как тем, кто придерживается доминирующего нарратива, так и тем, кто придерживается инакомыслия. Какую информацию мы можем блокировать, чтобы сохранить целостность наших точек зрения? Давайте будем скромны в своих убеждениях: это вопрос жизни и смерти.

Война со смертью

Мой 7-летний сын две недели не видел и не играл с другим ребенком. Миллионы других находятся в той же лодке. Большинство согласится с тем, что месяц без социального взаимодействия для всех этих детей — разумная жертва для спасения миллионов жизней. Но как насчет того, чтобы спасти 100 000 жизней? А если жертва не на месяц, а на год? Пять лет? У разных людей будут разные мнения по этому поводу, в зависимости от их основополагающих ценностей.

Заменим предыдущие вопросы чем-то более личным, что пронзает бесчеловечное утилитарное мышление, превращающее людей в статистику и жертвующее некоторыми из них ради чего-то другого. Для меня актуален вопрос: попрошу ли я всех детей страны отказаться от игр на какое-то время, если это уменьшит риск смерти моей матери или, если уж на то пошло, мой собственный риск? Или я мог бы спросить: постановил бы я положить конец человеческим объятиям и рукопожатиям, если бы это спасло мою жизнь? Это не обесценивание маминой жизни или моей собственной жизни, которые бесценны.Я благодарен за каждый день, что она все еще с нами. Но эти вопросы поднимают глубокие проблемы. Как правильно жить? Как правильно умереть?

Ответ на такие вопросы, задаются ли они от своего имени или от имени общества в целом, зависит от того, как мы относимся к смерти и насколько мы ценим игру, прикосновение и единение, наряду с гражданскими свободами и личной свободой. Не существует простой формулы для балансировки этих значений.

На протяжении своей жизни я видел, как общество уделяет все больше и больше внимания безопасности, защищенности и снижению рисков.Это особенно повлияло на детство: когда мы были маленькими мальчиками, для нас было нормальным бродить за милю от дома без присмотра — поведение, которое сегодня принесло бы родителям визиты из Службы защиты детей. Это также проявляется в виде латексных перчаток для все большего числа профессий; дезинфицирующее средство для рук повсюду; закрытые, охраняемые и контролируемые школьные здания; усиление безопасности аэропортов и границ; повышение осведомленности о юридической ответственности и страховании ответственности; металлоискатели и обыски перед входом на многие спортивные арены и общественные здания и так далее.В широком смысле оно принимает форму состояния безопасности.

Мантра «безопасность превыше всего» исходит из системы ценностей, которая делает выживание главным приоритетом и обесценивает другие ценности, такие как веселье, приключения, игры и преодоление ограничений. У других культур были другие приоритеты. Например, многие традиционные и местные культуры намного меньше защищают детей, как это задокументировано в классическом труде Джин Лидлофф «Концепция континуума ». Они позволяют им риск и ответственность, которые большинству современных людей показались бы безумием, считая, что это необходимо для развития у детей уверенности в себе и здравого смысла.Я думаю, что большинство современных людей, особенно молодые люди, сохраняют некоторую присущую им готовность пожертвовать безопасностью, чтобы жить полной жизнью. Окружающая культура, однако, безжалостно лоббирует нас, чтобы мы жили в страхе, и создала системы, воплощающие страх. В них крайне важно оставаться в безопасности. Таким образом, у нас есть медицинская система, в которой большинство решений основано на расчетах риска, и в которой наихудшим возможным исходом, отмечающим окончательную неудачу врача, является смерть. Тем не менее, мы всегда знаем, что смерть ждет нас в любом случае.Спасенная жизнь на самом деле означает отсроченную смерть.

Окончательным осуществлением программы контроля цивилизации будет победа над самой смертью. В противном случае современное общество довольствуется факсимиле этого триумфа: отрицанием, а не завоеванием. Наше общество отрицает смерть, от сокрытия трупов до фетиша молодости, складирования стариков в домах престарелых. Даже его одержимость деньгами и собственностью — продолжением «я», как указывает слово «мое», — выражает иллюзию, что непостоянное «я» можно сделать постоянным благодаря своим привязанностям.Все это неизбежно, учитывая историю себя, которую предлагает современность: отдельная личность в мире Другого. Окруженное генетическими, социальными и экономическими конкурентами, это «я» должно защищать и доминировать, чтобы процветать. Он должен сделать все возможное, чтобы предотвратить смерть, которая (в истории разлуки) есть полное уничтожение. Биологическая наука даже научила нас тому, что сама наша природа состоит в том, чтобы максимизировать наши шансы на выживание и размножение.

Я спросил друга, врача, который провел некоторое время с К’эро в Перу, стали бы К’эро (если бы могли) интубировать кого-то, чтобы продлить ему жизнь.«Конечно, нет», — сказала она. «Они вызывали шамана, чтобы помочь ему хорошо умереть». Умереть хорошо (что не обязательно означает умереть безболезненно) в сегодняшнем медицинском лексиконе не так уж и много. Больничные записи о том, хорошо ли умирают пациенты, не ведутся. Это не будет считаться положительным результатом. В мире отдельного «я» смерть — это окончательная катастрофа.

Но так ли это? Рассмотрим точку зрения доктора Лиссы Рэнкин: «Не все из нас хотели бы находиться в отделении интенсивной терапии, изолированных от близких, где за нас дышит машина, рискуя умереть в одиночестве, даже если это означает, что они могут увеличить свои шансы на выживание. .Некоторых из нас лучше держать дома в объятиях близких, даже если это означает, что наше время пришло… Помните, смерть — это не конец. Смерть идет домой».

Когда «я» понимается как относительное, взаимозависимое и даже взаимосуществующее, тогда оно просачивается в другого, а «другой» просачивается в «я». Понимая себя как локус сознания в матрице отношений, человек больше не ищет врага как ключ к пониманию каждой проблемы, а вместо этого ищет дисбаланс в отношениях.Война со смертью уступает место стремлению жить хорошо и полноценно, и мы видим, что страх смерти на самом деле является страхом жизни. Какую часть жизни мы пропустим, чтобы оставаться в безопасности?

Тоталитаризм — совершенство контроля — неизбежный конечный продукт мифологии отдельного «я». Что еще, кроме угрозы жизни, такой как война, заслуживает тотального контроля? Таким образом, Оруэлл назвал постоянную войну важнейшим компонентом правления партии.

На фоне программы контроля, отрицания смерти и отдельного «я» предположение о том, что государственная политика должна стремиться к минимизации числа смертей, почти не вызывает сомнений, а цель, которой способствуют другие ценности, такие как игра, свобода и т. д.находятся в подчинении. Covid-19 дает возможность расширить эту точку зрения. Да, давайте считать жизнь священной, более священной, чем когда-либо. Этому нас учит смерть. Давайте относиться к каждому человеку, молодому или старому, больному или здоровому, как к священному, драгоценному, возлюбленному существу, которым он и является. И в кругу наших сердец давайте найдем место и для других священных ценностей. Считать жизнь священной — значит не просто жить долго, это значит жить хорошо, правильно и полноценно.

Как и всякий страх, страх вокруг коронавируса намекает на то, что может скрываться за ним.Любой, кто пережил уход близкого человека, знает, что смерть — это портал к любви. Covid-19 поднял смерть на видное место в сознании общества, которое ее отрицает. По ту сторону страха мы можем видеть любовь, которую освобождает смерть. Пусть изливается. Пусть она насытит почву нашей культуры и наполнит ее водоносные горизонты, чтобы она просочилась сквозь щели наших заскорузлых институтов, наших систем и наших привычек. Некоторые из них тоже могут умереть.

В каком мире мы будем жить?

Сколько жизней мы хотим принести в жертву на алтарь безопасности? Если это делает нас более безопасными, хотим ли мы жить в мире, где люди никогда не собираются вместе? Хотим ли мы постоянно носить маски в общественных местах? Хотим ли мы проходить медицинский осмотр каждый раз, когда отправляемся в путешествие, если это спасет какое-то количество жизней в год? Готовы ли мы принять медикализации жизни в целом, передав окончательный суверенитет над нашими телами медицинским властям (выбранным политическими)? Хотим ли мы, чтобы каждое мероприятие было виртуальным? Насколько мы готовы жить в страхе?

Covid-19 со временем утихнет, но угроза инфекционных заболеваний постоянна.Наш ответ на него задает курс на будущее. Общественная жизнь, общественная жизнь, жизнь общей телесности сокращалась на протяжении нескольких поколений. Вместо того, чтобы делать покупки в магазинах, мы доставляем вещи на дом. Вместо групп детей, играющих на улице, у нас есть игровые даты и цифровые приключения. Вместо площади у нас онлайн-форум. Хотим ли мы продолжать изолировать себя еще дальше друг от друга и от мира?

Нетрудно представить, особенно если социальное дистанцирование будет успешным, что Covid-19 сохраняется после 18 месяцев, которые, как нам говорят, должны ожидать, пока он пройдет.Нетрудно представить, что за это время появятся новые вирусы. Нетрудно представить, что чрезвычайные меры станут нормой (чтобы предотвратить возможность новой вспышки), точно так же, как чрезвычайное положение, объявленное после 11 сентября, действует и сегодня. Нетрудно представить, что (как нам говорят) возможно повторное заражение, так что болезнь никогда не пройдет сама собой. Это означает, что временные изменения в нашем образе жизни могут стать постоянными.

Чтобы снизить риск новой пандемии, должны ли мы жить в обществе без объятий, рукопожатий и рукопожатий навсегда? Выберем ли мы жизнь в обществе, где мы больше не собираемся в массовом порядке? Концерт, спортивные соревнования и фестиваль останутся в прошлом? Дети больше не будут играть с другими детьми? Должны ли все человеческие контакты осуществляться через компьютеры и маски? Больше никаких танцев, никаких занятий карате, никаких конференций, никаких церквей? Является ли сокращение смертности стандартом для измерения прогресса? Означает ли прогресс человечества разделение? Это будущее?

Тот же вопрос относится к административным инструментам, необходимым для контроля за перемещением людей и потоком информации.На данный момент вся страна движется к изоляции. В некоторых странах необходимо распечатать форму с правительственного веб-сайта, чтобы выйти из дома. Это напоминает мне школу, где нужно постоянно подтверждать свое местоположение. Или тюрьмы. Предвидим ли мы будущее электронных пропусков, системы, в которой свобода передвижения постоянно и постоянно регулируется государственными администраторами и их программным обеспечением? Где отслеживается каждое движение, разрешенное или запрещенное? И, для нашей защиты, где информация, которая угрожает нашему здоровью (по решению, опять же, различных органов), подвергается цензуре для нашего же блага? Перед лицом чрезвычайной ситуации, как и в случае военного положения, мы принимаем такие ограничения и временно отказываемся от своих свобод.Как и в случае с 11 сентября, Covid-19 превосходит все возражения.

Впервые в истории существуют технологические средства для реализации такого видения, по крайней мере, в развитом мире (например, использование данных о местоположении мобильного телефона для обеспечения социального дистанцирования; см. также здесь). После трудного перехода мы могли бы жить в обществе, где почти вся жизнь происходит в сети: покупки, встречи, развлечения, общение, работа и даже знакомства. Это то, чего мы хотим? Сколько спасенных жизней это стоит?

Я уверен, что многие из действующих сегодня мер контроля будут частично ослаблены через несколько месяцев.Частично расслаблен, но готов. Пока инфекционные болезни остаются с нами, они, вероятно, будут снова и снова навязываться в будущем или возникнут сами собой в форме привычек. Как говорит Дебора Таннен в статье для Politico о том, как коронавирус навсегда изменит мир: «Теперь мы знаем, что прикасаться к вещам, находиться с другими людьми и дышать воздухом в замкнутом пространстве может быть рискованно… Отвращение от рукопожатия или прикосновения к своему лицу может стать второй натурой, и мы все можем стать наследниками ОКР в масштабах всего общества, поскольку никто из нас не может перестать мыть руки.«После тысяч лет, миллионов лет прикосновений, контактов и единения, является ли вершиной человеческого прогресса то, что мы прекращаем такие действия, потому что они слишком рискованны?

Жизнь — это сообщество

Парадокс программы контроля заключается в том, что ее прогресс редко приближает нас к ее цели. Несмотря на системы безопасности почти в каждом доме представителей высшего среднего класса, люди не менее обеспокоены и не чувствуют себя в безопасности, чем поколение назад. Несмотря на продуманные меры безопасности, в школах не становится меньше массовых расстрелов.Несмотря на феноменальный прогресс в области медицинских технологий, за последние тридцать лет люди стали менее здоровыми, так как хронические заболевания распространились, а ожидаемая продолжительность жизни стагнировала, а в США и Великобритании начала снижаться.

Меры, принимаемые для борьбы с Covid-19, также могут в конечном итоге причинить больше страданий и смертей, чем предотвратить. Сведение к минимуму смертей означает сведение к минимуму смертей, которые мы умеем предсказывать и измерять. Невозможно измерить дополнительную смертность, которая может быть вызвана, например, депрессией, вызванной изоляцией, или отчаянием, вызванным безработицей, или снижением иммунитета и ухудшением здоровья, которые могут быть вызваны хроническим страхом.Было показано, что одиночество и отсутствие социальных контактов усиливают воспаление, депрессию и деменцию. По словам доктора медицины Лиссы Рэнкин, загрязнение воздуха увеличивает риск смерти на 6%, ожирения на 23%, злоупотребления алкоголем на 37% и одиночества на 45%.

Еще одна неучтенная опасность — ухудшение иммунитета, вызванное чрезмерной гигиеной и дистанцированием. Для здоровья необходим не только социальный контакт, но и контакт с микробным миром. Вообще говоря, микробы нам не враги, а наши союзники в вопросах здоровья.Разнообразный биом кишечника, состоящий из бактерий, вирусов, дрожжей и других организмов, необходим для хорошо функционирующей иммунной системы, и его разнообразие поддерживается благодаря контакту с другими людьми и с миром жизни. Чрезмерное мытье рук, злоупотребление антибиотиками, асептическая чистота и отсутствие контактов с людьми могут принести больше вреда, чем пользы. В результате аллергии и аутоиммунные расстройства могут быть хуже, чем инфекционное заболевание, которое они замещают. Социально и биологически здоровье исходит от сообщества.Жизнь не процветает в изоляции.

Взгляд на мир в терминах «мы против них» закрывает нам глаза на реальность того, что жизнь и здоровье происходят в обществе. Если взять пример с инфекционными заболеваниями, мы не можем выйти за рамки злого патогена и спросить: какова роль вирусов в микробиоме? (См. также здесь.) При каких условиях тела размножаются вредоносные вирусы? Почему у одних людей симптомы проявляются в легкой форме, а у других — в тяжелой (помимо универсального объяснения «низкой резистентности»)? Какую положительную роль могут сыграть грипп, простуда и другие несмертельные заболевания в поддержании здоровья?

Мышление «Война с микробами» приносит результаты, сходные с результатами «Войны с террором», «Войны с преступностью», «Войны с сорняками» и бесконечных войн, в которых мы ведем политические и межличностные отношения.Во-первых, это порождает бесконечную войну; во-вторых, отвлекает внимание от условий, порождающих болезни, терроризм, преступность, сорняки и так далее.

Несмотря на постоянные заявления политиков о том, что они ведут войну ради мира, война неизбежно порождает новые войны. Бомбардировки стран с целью уничтожения террористов не только игнорируют наземные условия терроризма, но и усугубляют эти условия. Заключение преступников не только игнорирует условия, порождающие преступность, но и создает такие условия, когда разрушает семьи и сообщества и приобщает заключенных к преступности.А режимы антибиотиков, вакцин, противовирусных и других лекарств наносят ущерб экологии организма, которая является основой сильного иммунитета. Вне тела массовые кампании распыления, спровоцированные вирусом Зика, лихорадкой денге, а теперь и Covid-19, нанесут неисчислимый ущерб экологии природы. Кто-нибудь задумывался, каковы будут последствия для экосистемы, когда мы обдадим ее противовирусными соединениями? Такая политика (которая была реализована в различных местах в Китае и Индии) возможна только с точки зрения разделения, которая не понимает, что вирусы являются неотъемлемой частью паутины жизни.

Чтобы понять суть грунтовых условий, рассмотрим некоторые статистические данные о смертности в Италии (от Национального института здравоохранения), основанные на анализе сотен смертей от Covid-19. Из проанализированных менее 1% не имели серьезных хронических заболеваний. Около 75% страдали гипертонией, 35% — диабетом, 33% — сердечной ишемией, 24% — фибрилляцией предсердий, 18% — нарушением функции почек, а также другими состояниями, которые я не смог расшифровать из итальянского отчета.Почти у половины умерших было три или более из этих серьезных патологий. Американцы, страдающие ожирением, диабетом и другими хроническими заболеваниями, не менее уязвимы, чем итальянцы. Должны ли мы тогда винить вирус (который убил несколько здоровых людей) или мы должны винить в этом плохое здоровье? Здесь снова применима аналогия с натянутой веревкой. Миллионы людей в современном мире находятся в шатком состоянии здоровья, просто ожидая чего-то, что обычно было бы тривиальным, чтобы отправить их на грань.Конечно, в краткосрочной перспективе мы хотим спасти им жизнь; опасность заключается в том, что мы теряемся в бесконечной череде коротких сроков, борясь с одной инфекционной болезнью за другой, и никогда не затрагиваем наземные условия, которые делают людей такими уязвимыми. Это гораздо более сложная проблема, потому что эти наземные условия не изменятся в результате боя. Не существует патогена, вызывающего диабет или ожирение, наркоманию, депрессию или посттравматическое стрессовое расстройство. Их причины не Другой, не какой-то отдельный от нас вирус, а мы его жертвы.

Даже при таких заболеваниях, как Covid-19, при которых мы можем назвать патогенный вирус, дело обстоит не так просто, как война между вирусом и жертвой. Существует альтернатива микробной теории болезней, согласно которой микробы являются частью более крупного процесса. При подходящих условиях они размножаются в организме, иногда убивая хозяина, но также потенциально улучшая условия, в которых они изначально располагались, например, вычищая накопившиеся токсичные остатки с помощью слизистых выделений или (метафорически говоря) сжигая их. с лихорадкой.Иногда называемая «теорией местности», она утверждает, что микробы являются скорее симптомом, чем причиной болезни. Как объясняет это один мем: «Ваша рыба больна. Теория микробов: изолировать рыбу. Теория местности: очистите бак».

Некая шизофрения поражает современную культуру здоровья. С одной стороны, существует растущее оздоровительное движение, которое охватывает альтернативную и холистическую медицину. Он рекомендует травы, медитацию и йогу для повышения иммунитета. Он подтверждает эмоциональные и духовные аспекты здоровья, такие как способность взглядов и убеждений вызывать болезни или исцелять.Все это, кажется, исчезло во время цунами Covid, поскольку общество по умолчанию придерживается старой ортодоксальности.

Показательный пример: Калифорнийские иглотерапевты были вынуждены закрыться, поскольку их сочли «несущественными». Это вполне понятно с точки зрения традиционной вирусологии. Но, как заметил один специалист по акупунктуре в Facebook: «А как насчет моего пациента, с которым я работаю, чтобы отказаться от опиоидов из-за болей в спине? Ему придется снова начать их использовать». С точки зрения медицинских авторитетов, альтернативные методы, социальное взаимодействие, занятия йогой, добавки и т. д. являются легкомысленными, когда речь идет о реальных заболеваниях, вызванных настоящими вирусами.Перед лицом кризиса они переводятся в эфирную сферу «здоровья». Возрождение ортодоксальности в условиях Covid-19 настолько интенсивное, что что-либо отдаленно нетрадиционное, такое как внутривенное введение витамина С, было полностью исключено из употребления в Соединенных Штатах еще два дня назад (до сих пор имеется множество статей, «развенчающих» «миф» о том, что витамин С может помогите бороться с Covid-19). Я также не слышал, чтобы Центры по контролю и профилактике заболеваний пропагандировали преимущества экстракта бузины, лекарственных грибов, снижения потребления сахара, NAC (N-ацетил-L-цистеина), астрагала или витамина D.Это не просто мягкие предположения о «хорошем самочувствии», они подтверждаются обширными исследованиями и физиологическими объяснениями. Например, было показано, что NAC (общая информация, двойное слепое плацебо-контролируемое исследование) радикально снижает частоту и тяжесть симптомов гриппоподобных заболеваний.

Как показывают приведенные мной ранее статистические данные об аутоиммунных заболеваниях, ожирении и т. д., Америка и современный мир в целом столкнулись с кризисом в области здравоохранения. Ответ заключается в том, чтобы делать то, что мы делали, только более тщательно? До сих пор ответ на Covid заключался в том, чтобы удвоить ортодоксальность и отбросить в сторону нетрадиционные практики и несогласные точки зрения.Другим ответом было бы расширение нашей линзы и изучение всей системы, в том числе того, кто за нее платит, как предоставляется доступ и как финансируются исследования, а также расширение за счет включения маргинальных областей, таких как фитотерапия, функциональная медицина и энергетическая медицина. Возможно, мы сможем воспользоваться этой возможностью, чтобы переоценить господствующие теории болезни, здоровья и тела. Да, давайте защитим больных рыб как можно лучше прямо сейчас, но, может быть, в следующий раз нам не придется изолировать и лечить столько рыб, если мы сможем почистить аквариум.

Я не говорю вам бежать прямо сейчас и покупать NAC или любую другую добавку, а также не говорю, что мы, как общество, должны резко изменить свою реакцию, немедленно прекратить социальное дистанцирование и вместо этого начать принимать добавки. Но мы можем использовать перерыв в нормальности, эту паузу на распутье, чтобы осознанно выбирать, по какому пути двигаться дальше: какая система здравоохранения, какая парадигма здоровья, какое общество. Эта переоценка уже происходит, поскольку такие идеи, как всеобщее бесплатное здравоохранение в США, набирают новый оборот.И этот путь тоже ведет к развилкам. Какое здравоохранение будет универсальным? Будет ли это просто доступно для всех или обязательно для всех — каждый гражданин будет пациентом, возможно, с татуировкой невидимыми чернилами в виде штрих-кода, подтверждающей, что он прошел все обязательные вакцины и проверки. Затем вы можете пойти в школу, сесть в самолет или войти в ресторан. Это один из доступных нам путей в будущее.

Теперь доступен и другой вариант. Вместо того, чтобы удваивать контроль, мы могли бы, наконец, принять холистические парадигмы и практики, которые ждали на периферии, ожидая растворения центра, чтобы в нашем смиренном состоянии мы могли перенести их в центр и построить новую систему. вокруг них.

Коронация

Существует альтернатива раю совершенного контроля, к которому так долго стремилась наша цивилизация и который отступает по мере нашего прогресса, подобно миражу на горизонте. Да, мы можем, как и раньше, идти по пути большей изоляции, изоляции, господства и разделения. Мы можем нормализовать повышенные уровни разделения и контроля, верить, что они необходимы для нашей безопасности, и принять мир, в котором мы боимся находиться рядом друг с другом.Или мы можем воспользоваться этой паузой, этим перерывом в нормальности, чтобы повернуть на путь воссоединения, холизма, восстановления утраченных связей, ремонта сообщества и воссоединения паутины жизни.

Делаем ли мы ставку на защиту отдельного «я» или принимаем приглашение в мир, где мы все вместе? С этим вопросом мы сталкиваемся не только в медицине: он посещает нас и политически, и экономически, и в нашей личной жизни. Возьмем, к примеру, проблему накопительства, которая воплощает идею: «На всех не хватит, поэтому я позабочусь о том, чтобы мне хватило.Другой ответ может быть таким: «Некоторым не хватает, поэтому я поделюсь с ними тем, что у меня есть». Должны ли мы быть выживальщиками или помощниками? Для чего нужна жизнь?

В более широком масштабе люди задают вопросы, которые до сих пор скрывались от активистов. Что нам делать с бездомными? Что нам делать с людьми в тюрьмах? В трущобах третьего мира? Что нам делать с безработными? Как насчет всех горничных в отелях, водителей Uber, сантехников, дворников, водителей автобусов и кассиров, которые не могут работать из дома? И вот теперь, наконец, расцветают такие идеи, как облегчение студенческого долга и всеобщий базовый доход.«Как мы защищаем тех, кто восприимчив к Covid?» приглашает нас в «Как мы вообще заботимся о уязвимых людях?»

Это импульс, который пробуждается в нас, независимо от поверхностности нашего мнения о серьезности, происхождении или наилучшей политике борьбы с Covid. Он говорит, давайте серьезно относиться к заботе друг о друге. Давайте помнить, насколько мы все драгоценны и насколько драгоценна жизнь. Давайте проведем инвентаризацию нашей цивилизации, разберем ее на части и посмотрим, сможем ли мы построить еще одну красивую.

По мере того, как Covid пробуждает наше сострадание, все больше и больше из нас осознают, что мы не хотим возвращаться к нормальной жизни, которой так сильно не хватает. Теперь у нас есть возможность создать новую, более сострадательную норму.

Многочисленны обнадеживающие признаки того, что это происходит. Правительство Соединенных Штатов, которое долгое время казалось пленником бессердечных корпоративных интересов, высвободило сотни миллиардов долларов в виде прямых выплат семьям. Дональд Трамп, не известный как образец сострадания, ввел мораторий на отчуждение и выселение.Конечно, можно цинично относиться к обоим этим событиям; тем не менее, они воплощают в себе принцип заботы об уязвимых.

Со всего мира мы слышим истории о солидарности и исцелении. Один друг рассказал, что отправил по 100 долларов каждому десяти незнакомцам, которые остро нуждались в помощи. Мой сын, который еще несколько дней назад работал в Dunkin’ Donuts, сказал, что люди давали чаевые в пять раз больше обычного — и это люди из рабочего класса, многие из которых — латиноамериканские водители грузовиков, которые сами экономически незащищены.Врачи, медсестры и «основные работники» других профессий рискуют своими жизнями, чтобы служить обществу. Вот еще несколько примеров извержения любви и доброты, любезно предоставленных ServiceSpace:

Возможно, мы живем в этой новой истории. Представьте себе итальянские ВВС, использующие Pavoratti, испанские военные, выполняющие боевые задачи, и уличную полицию, играющую на гитарах — чтобы *вдохновлять*. Корпорации дают неожиданное повышение заработной платы. Канадцы запускают «Пробуждение доброты». Шестилетняя девочка из Австралии мило дарит деньги своей зубной фее, восьмиклассница из Японии делает 612 масок, а школьники повсюду покупают продукты для пожилых людей.Куба отправляет армию в «белых одеждах» (врачи) на помощь Италии. Арендодатель разрешает арендаторам оставаться без арендной платы, стихотворение ирландского священника становится вирусным, активисты-инвалиды производят дезинфицирующее средство для рук. Представлять себе. Иногда кризис отражает наш самый глубокий порыв — мы всегда можем ответить с состраданием.

Как описывает Ребекка Солнит в своей замечательной книге « Рай, построенный в аду », бедствия часто высвобождают солидарность. Более красивый мир мерцает прямо под поверхностью, подпрыгивая всякий раз, когда системы, удерживающие его под водой, ослабляют свою хватку.

Долгое время мы как коллектив стояли беспомощно перед лицом вечно болеющего общества. Будь то ухудшение здоровья, разрушающаяся инфраструктура, депрессия, самоубийство, наркомания, экологическая деградация или концентрация богатства, симптомы цивилизационного недуга в развитом мире очевидны, но мы застряли в системах и закономерностях, которые их вызывают. . Теперь Covid подарил нам перезагрузку.

Перед нами лежит миллион разветвляющихся путей. Универсальный базовый доход может означать конец экономической незащищенности и расцвет творчества, поскольку миллионы людей освобождаются от работы, которая, как показал нам Covid, менее необходима, чем мы думали.Или это может означать, с уничтожением малого бизнеса, зависимость от государства в отношении стипендии, которая предоставляется на строгих условиях. Кризис может привести к тоталитаризму или солидарности; медицинское военное положение или целостный ренессанс; больший страх перед микробным миром или большая устойчивость при участии в нем; постоянные нормы социального дистанцирования или новое желание собраться вместе.

Что может направлять нас, как отдельных людей, так и общество, когда мы идем по саду расходящихся троп? На каждом перекрестке мы можем осознавать, чему следуем: страху или любви, самосохранению или великодушию.Будем жить в страхе и строить общество на его основе? Должны ли мы жить, чтобы сохранить нашу отдельную сущность? Используем ли мы кризис как оружие против наших политических врагов? Это не вопросы типа «все или ничего», страх или любовь. Это то, что перед нами лежит следующий шаг к любви. Чувствуется смелость, но не безрассудство. Он дорожит жизнью, принимая смерть. И он верит, что с каждым шагом будет виден следующий.

Пожалуйста, не думайте, что выбор любви над страхом может быть осуществлен исключительно актом воли, и что страх тоже можно победить, как вирус.Вирус, с которым мы здесь сталкиваемся, — это страх, будь то страх перед Covid-19 или страх перед тоталитарной реакцией на него, и у этого вируса тоже есть своя территория. Страх, наряду с зависимостью, депрессией и массой физических недугов, процветает на территории разлуки и травмы: унаследованной травмы, детской травмы, насилия, войны, жестокого обращения, пренебрежения, стыда, наказания, бедности и приглушенной, нормализованной травмы. это затрагивает почти всех, кто живет в условиях монетизированной экономики, учится в современной школе или живет без сообщества или связи с местом.Эту местность можно изменить, исцелив травму на личном уровне, системным изменением в сторону более сострадательного общества и преобразованием основного нарратива разделения: отдельное я в мире других, я отделен от вас, человечество отделено от природы. . Одиночество — это первобытный страх, и современное общество делает нас все более и более одинокими. Но время Воссоединения здесь. Каждый акт сострадания, доброты, мужества или великодушия исцеляет нас от истории разлуки, потому что уверяет и актера, и свидетеля, что мы вместе.

В заключение я коснусь еще одного аспекта отношений между людьми и вирусами. Вирусы являются неотъемлемой частью эволюции не только человека, но и всех эукариот. Вирусы могут переносить ДНК от организма к организму, иногда вставляя ее в зародышевую линию (где она становится наследственной). Известный как горизонтальный перенос генов, это основной механизм эволюции, позволяющий жизни развиваться вместе гораздо быстрее, чем это возможно в результате случайных мутаций. Как однажды сказала Линн Маргулис, мы и есть наши вирусы.

А теперь позвольте мне отважиться на спекулятивную территорию. Возможно, великие болезни цивилизации ускорили нашу биологическую и культурную эволюцию, даровав ключевую генетическую информацию и предложив как индивидуальное, так и коллективное посвящение. Может ли нынешняя пандемия быть именно такой? Новые коды РНК распространяются от человека к человеку, наполняя нас новой генетической информацией; в то же время мы получаем другие, эзотерические, «коды», которые следуют за биологическими, разрушая наши нарративы и системы так же, как болезнь разрушает телесную физиологию.Феномен следует шаблону инициации: отделение от нормальности, за которым следует дилемма, срыв или испытание, за которым следует (если оно будет завершено) реинтеграция и празднование.

Теперь возникает вопрос: Посвящение во что? Какова конкретная природа и цель этой инициации? Популярное название пандемии дает подсказку: коронавирус. Корона есть корона. «Пандемия нового коронавируса» означает «новую коронацию для всех».

Мы уже можем почувствовать силу того, кем мы можем стать.Настоящий государь не бежит в страхе ни от жизни, ни от смерти. Настоящий суверен не доминирует и не завоевывает (это теневой архетип, Тиран). Настоящий суверен служит народу, служит жизни и уважает суверенитет всех людей.

Author:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.